Здравствуйте!

Приветствуя вас, смею предположить, что мы с вами относимся к новому поколению граждан России, в крови которых гордость за великую историю, сила нашей веры, боль этих смутных времен.

В этом блоге вы сможете найти два направления моей деятельности:
Первое - научные исследования, создающие теоретическую базу для положительных изменений в экономике и социальной сфере.
Второе - экономическая публицистика, целью которой является простое и понятное объяснение своих взглядов на происходящее, предложение вариантов решения насущных социально-экономических проблем.

Считаю, что если есть что сказать, нужно говорить, а кто окажется прав - покажет "Время".

Мои статьиCollapse )

Грант на Вашингтонский консенсус

Вот уже третий год кряду, осенью, мне чертовски хочется получить президентский грант. На книгу, программу, учебные материалы, да мало ли на что – экономическая наука многогранна. Осенью – потому что в эти дни Фонд президентских грантов выбирает топ-100 лучших проектов, получивших финансирование в 2017-м и реализованных в 2018 году. Выбор непростой – по семь проектов на место по критериям качества реализации, достижения социальных результатов и информационной открытости.

Почему третий год? Потому что Фонд начал работать как раз три года назад, в 2017-м. В этом году победителями первого этапа конкурса стали более 1,6 тысячи НКО (самый большой грант в 66 млн рублей получил фестиваль детского творчества «Добрая волна»). По итогам второго этапа гранты получат 2 128 НКО на общую сумму 4,35 млрд рублей.

Такой вот у нас «кровавый режым»: он, оказывается, не только лютует, но и миллиарды на поддержку социальных проектов выделяет. И ладно бы на распил, на мотики там или на пытки альтернативных секси, но ведь на «социалку», да еще под пристальными контролем АП и других «заинтересованных» структур в погонах и без.

Про свои хотелки я сказал для красного словца. Я ведь не НКО, а ИП, да и учебник, будь он профинансирован грантом, реализовываться и применяться в учебном процессе будет плохо. Во-первых, преподы всегда «рекомендуют» покупать либо свои книжки, либо «труды» по списку ректората. А во-вторых, я ведь не в тренде – не считаю возможным наставлять студиозов, как им обустраивать Россию по лекалам Вашингтонского консенсуса: приватизация, либерализация, глобализация и вот это вот все.

Ну ничего, придет и наше время.

Цифровая (не)договороспособность

Новость о приостановке ICO Telegram и временный запрет на продажу криптовалюты Gram – в топе у наших медиа.

Коротко суть. Комиссия сочла размещение токенов Telegram незарегистрированным. По мнению SEC, телеге нужно было оформить продажу криптовалюты как сделку с ценными бумагами (???). Поскольку этого не сделано, власти США увидели нарушение Закона о ценных бумагах (1933): «Наши экстренные меры направлены на то, чтобы помешать Telegram наводнить рынок США цифровыми токенами, проданными, ПО НАШЕМУ МНЕНИЮ, незаконно».

Блюстители законности из SEC напомнили, что Дуров обещался вернуть инвесторам деньги, если Gram не запустится до 31 октября 2019 года (Telegram собрал уже $1,7 млрд), но обедню испортил некий анонимный инвестор, заявивший, что Telegram может поучаствовать в размещении токенов не только на американском рынке. То есть хрен его поймаешь.

К запретам прибегают абсолютно все государства, и Россия, и США. Но в случае с «цифрой» такой поворот глуп (биткоины, эфиры и прочие криптовалюты за океаном не видны, наверно). Проще сразу запретить весь интернет, чтоб не мучиться.

Американцы смешные, конечно. Или, в духе товарища Трампа, договориться хотят?

Форточка возможностей

Сбер многогранен. Мне, как не клиенту Сбера, легко об этом. Я не переживаю ни за утечки персональных данных то ли 200, то ли 5 тысяч, то ли 60 млн. клиентов. Меня не волнует «банковский роуминг», когда комиссия за перевод в один и тот же Сбер, но в разных городах, составляет 1,5%. Наконец, мне абсолютно фиолетовы потуги сберовского начальства стать законодателями мод в «цифре». Со всеми ее блокчейнами и прочими эджайлами.

«Цифра» – это круто, но я же никого не учу разбираться в премудростях системы социального обеспечения, например. Сбер – это прежде всего банк, а потом уже все остальное.

Хотя нет. Нормы корпоративной социальной ответственности никто не отменял, хоть и соблюдать их, как говорится, личное дело каждого. Сбер их соблюдает: он стал одним из драйверов конкурса «Лидеры России», а Герман Греф вместе с банковской экосистемой ведет трек «Финансы и технологии», о котором я давеча писал. За первую неделю получено свыше 15 тыс. заявок от потенциальных кандидатов.

Special для тех, кто задумается об участии (заявки принимаются до 27 октября).

1. Вся подробная информация есть на сайте «Лидеров» (ссылка в конце поста).

2. Участвовать могут конкурсанты без ограничения гражданства в возрасте до 55 лет, владеющие русским языком на достаточном для выполнения тестов уровне и имеющие опыт руководства не менее 5 лет. Для участников младше 35 лет достаточно иметь два года опыта работы на руководящей должности.

3. Среди «пряников» – обучение по программе развития цифровых навыков Корпоративного университета Сбербанка и Imperial College London (ICL) с бонусом в виде доступа к прочим учебным программам и корпоративной библиотеке, общение с людьми, определяющими техническую и финансовую политику страны, трудоустройство как в Сбере, так и в других ведущих компаниях (список на сайте).

Дерзайте, камрады, пользуйтесь форточкой возможностей. Вдруг вам повезет.

https://лидерыроссии.рф

Чуткость - сестра управленческого таланта

В Толковом словаре Татьяны Ефремовой наречие ЧУТКО представлено как «быть внимательным, отзывчивым, участливым по отношению к окружающим», а также «легко замечая, постигая, понимая, учитывая происходящее».

Это к тому, что на встрече с вновь избранными губернаторами Путин напутствовал их такими словами: «Без чуткого, именно чуткого отношения к людям успеха вам не добиться. И это очень важная составляющая в работе каждого руководителя такого высокого уровня и ранга, на котором вы теперь находитесь».

Новым руководителям территорий не позавидуешь. С одной стороны, они в хвосте позитивного шлейфа губернаторов из тучных лет, когда было все хорошо, денег вдоволь, а если не хватало, всегда можно перехватить у банков (с обеспечением в виде строки в региональном бюджете). Но, с другой стороны, новые главы администраций, хотят они того или нет, будут держать ответ за все косяки федеральной власти. А их немало, взять хотя бы тот же отсутствующий экономический рост или многолетнее падение реальных доходов людей (про цены даже не говорю).

В такой ситуации единственный мудрый совет, который можно дать новым главам субъектов – действительно, чуткость. Задача вступивших в должности руководителей – сделать так, чтоб хотя бы на региональном уровне власть не воспринималась как враг, настроенный против простого человека. Бизнес? Пожалуйста, только правила игры не нарушайте. Благоустройство? Нет проблем, но всем вместе, чтоб ответственность была общей. Социалка? Сделаем, что можем и не можем.

«Что можем и не можем» означает диффузию президентского наказа на всех региональных и местных бюджетников. В конце концов, успехи на региональном поприще – входной билет в федеральные структуры буквально через несколько лет. И память о себе, само собой. Чтоб через годы можно было с честью вернуться туда, где сделал много хорошего.

Короче, надо будет – обращайтесь, поможем советом и знаниями.

И Жнец, и на Дуде игрец

Быстро все-таки дудит время. На новости, что власть озаботилась развитием менеджмента в социальной сфере, вспомнилось, что один из моих аспирантов когда-то защищался по тематике социального инвестирования. Вроде бы, лет 10 назад, году так в 2009-м, а оказалось – в 2005-м. Тогда Диссовет, похоже, так и не понял, о каком инвестировании шла речь: то ли о вложениях в непроизводственную сферу (на людях зарабатываете, шельмецы?), то ли о деньгах в корпоративную социальную ответственность (а что это такое?), то ли о благотворительности (но причем тут инвестиции?).

С точки зрения российской экономической теории социалка как была темным лесом, так им и осталась. Взять тех же управленцев: у нас медицинские центры, больницы, поликлиники возглавляют врачи, школы и вузы – учителя и преподаватели, а, к примеру, центры занятости или соцзащиту – бывшие, простите, аграрии и комсомольские работники. И нигде специалистов-управленцев в сфере социальной работы не готовят. Считается, что менеджер – на все руки мастер, ему по фигу чем руководить, хоть регионом, хоть богадельней.

Хорошо, что АНО «Россия – страна возможностей» разглядела эту, на самом деле, колоссальную проблему. Компетенции-то различаются и часто кардинально. Конечно, если воплотить в жизнь идефикс Гуриева и Ко (она есть в книге Гуриева, рекламированной Дудем, про мифы в экономике) о том, что вуз или научная лаборатория должны иметь коммерческую основу, то все ладится, но жизнь-то устроена по-другому. Как обойтись без особых знаний, навыков, требований, специфики?

С этого года, подавая заявку на участие в конкурсе «Лидеры России», соискатель может представить ее и как универсальный управленец, так и выбрать и один из профессиональных треков. Сейчас их три: здравоохранение; наука и образование; а также стык технологии и финансов, управление в этой области.

Дальше должен выступить Минобр и сказать, что с нового учебного года в таких-то и таких вузах начнется подготовка аналогичных специалистов. А пока, мол, напишем учебно-методические материалы, подберем кадры, определимся с востребованностью. Но, сдается, готовить таких спецов (если воплотить сон в реальность) будет опять только Вышка. Она у нас и жнец, и на дуде игрец.

СССР - страна возможностей. Как и Россия

Приятно, когда твои скромные усилия не проходят бесследно. На протяжении долгого времени ваш покорный слуга топил за олимпиаду «Я – профессионал», входящую в линейку проектов «Россия – страна возможностей». И вот позавчера стало известно, что за первые часы приема заявок желание поучаствовать в новом раунде выразили более 16,5 тыс. человек.

Много это или мало? На конкретную дату много, на круг – пока мало. На участие в первой олимпиаде (2017) поступило 295 тыс. заявок по 27 направлениям. Дипломантами тогда стали 2030 человек, они получили денежные премии, льготы при поступлении в магистратуру и аспирантуру ведущих вузов, возможность пройти стажировку в крупнейших компаниях страны. Во второй олимпиаде (2018) число заявок превысило полмиллиона, дипломантами стали около 3,5 тыс. человек, а 106 конкурсантов получили золотые медали.

В далеком уже 1986 году, проректор родного Московского института управления (ныне – ГУУ им. С. Орджоникидзе) предупреждал нас, первокурсников, от шапкозакидательских настроений. Мол, не стоит надеяться, что после окончания института все тут же станут директорами заводов и руководителями министерств. Институт, как и платформа «Россия – страна возможностей», даст необходимый задел для дальнейшего личностного, карьерного и имущественного роста, а как распорядиться полученными ресурсами, зависит от каждого.

Сейчас можно сказать то же самое. Участники и победители получат более выгодную позицию для старта, а уж как участник преодолеет жизненную дистанцию, будет зависеть от усидчивости, коммуникабельности, компетенций, интуиции. Последнюю можно заменить настойчивостью: стремиться воспользоваться не только окном, калиткой или дверью возможностей, но даже маленькой щелочкой. Просветом, который другие не заметят.

Чтоб потом, когда слот исчезнет, не было мучительно больно.

Дай нам волю...

Несколько месяцев назад знакомый был в Нидерландах. Говорит, даже в Амстердаме продавцы не понимали, зачем он подносит к терминалу оплаты свой телефон (у него бесконтактная система Apple Pay), а в «провинции», случалось, вовсе отказались брать платеж по карте. Я не придумываю, если захочет – обозначится и подтвердит.

Это я к тому, что не удивлен, что по прогнозу The Boston Consulting Group (BCG) Россия до 2028 года будет локомотивом восточноевропейского рынка карточных платежей. В 2010–2018 годах объем платежей в России рос в среднем на 22,1%, в 2019–2028 годах рост сократится до 11,8%, однако и после этого Россия будет опережать другие страны.

BCG не избежал легких соплей умиления: управляющий директор BCG Макс Хаузер поведал, что в 2010–2018 годах в России наблюдался «феноменальный» рост безналичных карточных транзакций – почти в 30 раз. «По этому показателю Россия обогнала все страны Европы, в том числе лидеров, которые за тот же период показали двух- и трехкратный рост». Мол, «русское чудо» и все такое. Впрочем, причины «чуда» понятны.

1. Пресловутый эффект низкой базы: 10 лет назад распространение банковских карт среди населения было незначительным, а торговые и сервисные точки крайне неохотно принимали карты к оплате.

2. Сохранность средств на картах ввиду слабых технологий безопасности также вызывала вопросы. Значительная часть работников, имевших т.н. «зарплатные» дебетовые карты, получив на них деньги, тут же уходила в кэш и дальше тратила исключительно нал.

3. За истекшие десятилетие за ум серьезно взялись братья-банкиры. Сегодня это не только беспроцентные кредиты по картам, скидочные программы или бесплатное использование, скажем, бизнес-залов в аэропортах, но и привычный многим кэшбэк (который в последнее время стал менее привлекательным, но дело сделано – народ на карты подсадили).

4. Россия нынче крупнейший в Европе рынок по объему операций с использованием цифровых кошельков и защищенных токенизированных транзакций (когда номер карты не хранится ни на мобильном устройстве, ни на серверах производителя смартфонов, ни у торгового предприятия, а переводы с карты на карту производятся с использованием токена — комбинации цифр, привязанной к платежному сервису) вследствие оглушительных инвестиций в «цифру». Не государственных, заметьте, а частных.

5. Русские не в пример острее умом иностранцев, и дай нам волю – мы и не такие рекорды поставим. Особенность русского характера, прекрасно нам известная, но каждый раз выступающая откровением для иностранцев.

Севастополь - город особый

Как говаривали в школьные времена, ЧТД (что и требовалось доказать). Разведка донесла, что 1 октября глава Севастополя Михаил Развожаев презентовал новый подход (на самом деле, единственно возможный) разработки концепции благоустройства городских территорий – при непосредственном участии горожан и после общественных презентаций. Первое такое представление Развожаев провел лично: проект касался реконструкции главной улицы Севастополя – Большой Морской (кто не был – рекомендую хотя бы посмотреть фотки).

Большая Морская для Севастополя особая улица. Основанная в 1786 году, она несколько раз меняла название, в 1921-1946 годах даже носила имя Карда Маркса, после чего вновь была переименована (уникальный для СССР случай). Во время Великой Отечественной войны была практически полностью разрушена и восстанавливалась первой. Те здания «сталинской» архитектуры, построенные из белого инкерманского камня, возведены по индивидуальным проектам.

…На двухчасовом обсуждении помимо жителей были проектировщики и эксперты. При проектировании учли часть ранее высказанных замечаний, в частности, решили воссоздать исторический облик фасадов (никакой урбанины), восстановить старинные элементы уличных фонарей (галогенкам все равно, в каком обличье гореть), сохранить прежние лавочки-диваны (хай-тек снова делегировали москвичам), оставить три полосы для автомобилей (ни больше, ни меньше), а также (москвичи, внимание!) отказаться от велодорожек. В последнем случае климат и ландшафт вроде бы шепчут, а вот поди ж ты.

На реконструкцию Большой Морской из федерального бюджета выделено целых 2 млрд рублей, что по московским меркам тьфу. Фишка в том, что 70% средств пойдет не на плитку или подсветку, а на строительство и замену коммуникаций. Как сказал на слушаниях врио главы города, «поменяем канализацию, чтобы потом не разрывать все, чтобы починить прохудившиеся старые трубы. Уберем провода с домов, все коммуникации будут под землей».

О чем все это говорит? О том, что в регионах появляется все больше руководителей, готовых работать не на свой карман и сундуки приближенных, а на историю, на то, чтобы люди о них даже через десятилетия отзывались добрым словом. Пока не всем территориям повезло, но товарищ, верь!

Светлая память!

О Марке Захарове нельзя не сказать несколько слов – все-таки уходит советская эпоха, осознанными свидетелями которой были все, кому сегодня 40 и больше. Специально не стал бежать в первых рядах, хотелось посмотреть, что напишут вездесущие топы, по совпадению те, кому нынче 40 и меньше.

Закономерно, что молодое поколение Захарова не вспоминает, а припоминает. В первую очередь, сожженный им в прямом эфире «Взгляда» партбилет. Потом, модное в конце 1980-х отрицание всего положительного, что было создано в советский период. После, умение находить общий язык с сильными мира сего и неважно какие у них были фамилии: Горбачев ли, Ельцин, Медведев или Путин. Наконец, поддержку воссоединения Крыма и Севастополя с Россией. Мол, ошибался художник, что не очень-то и простительно.

Для меня, как для рожденного в СССР, народный артист Советского Союза Марк Захаров – прежде всего, великий театральный режиссер, которому все мы обязаны не только возрождением в 1970-х Московского театра имени Ленинского комсомола, а «Ленкому» в 2027 году исполнится 100 лет и он до сих пор полон зрителей, но и раскрытием талантов целой плеяды советских театральных и кинозвезд первой величины: Евгения Леонова, Олега Янковского, Татьяны Пельтцер, Леонида Броневого, Александра Абдулова, Николая Караченцова, Александра Збруева (какие имена!). И, конечно, звезд новой, российской формации: Дмитрия Певцова, Александра Лазарева-мл., Виктора Ракова, Андрея Соколова, Александры Захаровой. Простите, если кого-то не упомянул.

Вместе с Марком Захаровым творили драматург Григорий Горин, композитор Алексей Рыбников, ансамбль «Аракс» (с которым Юрий Антонов еще в 1970-х студийно записывал первые песни), получил свое признание жанр рок-оперы.

Все это он, Захаров.

У Марка Захарова, как у любого живого человека, были свои неудачи, главной из которых лично я считаю кинопостановку «Двенадцати стульев» с Андреем Мироновым (а кто об Ильфа и Петрова не сломал зубы?), но закончить хотелось бы не этим. Захаров и его творения были концентрированным «мы». Не об истории он ставил спектакли, не о любви и не о политике – о всех нас. Взгляните на его работы с этого угла, и вы поймете, какого светлого человека потеряла нация.