Никита Кричевский (nkrichevsky) wrote,
Никита Кричевский
nkrichevsky

Время действовать!

Период стабильности в российской экономике закончился с обращением президента к Совету Федерации за формальным разрешением использования армии на Украине. С этого момента доселе плавно снижавшийся экономический планер рискует совершить уже жесткую посадку. Чтобы этого избежать, нужно менять конфигурацию крыла и найти восходящий поток.

Период стабильности в российской экономике закончился с обращением президента к Совету Федерации за формальным разрешением использования армии на Украине. С этого момента доселе плавно снижавшийся экономический планер рискует совершить уже жесткую посадку. Чтобы этого избежать, нужно менять конфигурацию крыла и найти восходящий поток. 

В России всем уже ясно, что с экономикой у нас что-то не так. Но до недавнего времени мы жили надеждой, что любые социально-экономические проблемы можно решить деньгами.

Прямо или косвенно эту крайне опасную убежденность разделяли чиновники от экономики, а также беззубое академическое и вузовское научное сообщество. Если в отношении первых дополнительных доказательств не требуется, то по поводу вторых не будет лишним привести в подтверждение позорный эпизод недавней встречи академиков-экономистов с Владимиром Путиным, когда глава государства, видимо, утомившись выслушивать очередной довод из цикла "прибыль лучше, чем убыток", под благовидным предлогом покинул зал со словами: "Ну, вы пообсуждайте это пока без меня".

О внешней предопределенности предстоящих проблем свидетельствуют несколько обстоятельств.

Сообщество ведущих экономик, исторически привыкшее задавать тон в геополитических дискуссиях, а в отношениях с Россией — особенно, хорошо запомнило оставшуюся без ответа звонкую грузино-осетинскую оплеуху начала августа 2008 года, произошедшую перед самым началом Великой рецессии (старт которой прозвучал 15 сентября 2008 года с банкротством Lehman Brothers).

Еще одним аргументом, объясняющим нетерпимую экономическую реакцию Запада на обоснованные российские действия по защите своих граждан и русскоязычного населения на Украине, становится резко возросшая в последнее десятилетие политическая и экономическая роль сырьевых держав. К ним относятся не только Россия, Казахстан, Иран или другие страны Ближнего Востока, но также Бразилия, Венесуэла, Индонезия, Чили, ЮАР. Антироссийский демарш — уникальная возможность указать и этим странам их место.

Наконец, в развитых экономиках крепнет, возможно, ложное ощущение, что мир постепенно выходит из затяжного кризиса (причем, за "сигналы" иногда выдаются сознательные статистические ошибки в расчетах), что придает западным лидерам дополнительную уверенность в своих силах.

Эти, а также прочие, как представляется, менее значимые макроэкономические резоны, свидетельствуют о том, что реакция Запада на события вокруг Украины останется нетерпимой.  Причем, "наказание" будет осуществляться по нарастающей — от первых малозначимых ограничений (например, неуступчивая позиция на переговорах по Третьему энергопакету или приостановка процесса упрощения визового режима с ЕС) — до лайт-версии программы "Нефть в обмен на продовольствие" с сопутствующим замораживанием промышленных и финансовых активов российских предприятий и частных лиц. Последнее — пустое, поскольку высшие должностные лица России активов за рубежом не имеют.

Полномасштабных санкций, превращающих Россию в классического экономического изгоя наподобие того же Ирана мы, конечно, не увидим, залогом чему, помимо прочего, является ядерная и военная мощь нашей страны. Безусловно, ЕС в настоящее время не сможет обойтись без российских нефтегазовых поставок, однако, не следует забывать, что уже через год-два в Европу из Северной Америки начнутся регулярные поставки сланцевых углеводородов. Кроме того, расширение сотрудничества с Китаем и другими странами АТР возможную внешнеторговую брешь во взаимоотношениях с Европой не закроет (на страны ЕС приходится до 50% российского внешнеторгового оборота).

Если принять сценарий жесткой реакции Запада за основу, перспектива серьезного ухудшения экономической ситуации в России становится неизбежной, и ослабление рубля (так же как "черный понедельник" на российском фондовом рынке 3 марта этого года) — лишь первые ласточки предстоящего кризиса с риском снижения уровня и качества жизни.

Вместе с тем, возможный кризис — первый без малого за четверть века новейшей истории страны — шанс для начала реальных, а не бутафорских социально-экономических реформ. Шанс, игнорирование которого, как бы высокопарно это ни звучало, поставит вопрос о сохранении России как единого целостного государства, станет предательством российских национальных интересов, покроет позором нынешнюю политическую элиту.

Уместно обозначить несколько направлений первоочередных действий, воплощение которых позволит не только смягчить экономическое приземление, но и задействовать резервы, лежащие, что называется, под ногами.

Восстановление доверия

Всегда социально-экономические осложнения подвигают и государство, и общество, и индивидуумов к более честному отношению друг к другу. Хорошо бы ещё раз — и уже честно — взвесить степень фальши и непрофессионализма в наших социальных псевдоновациях — пенсионных и образовательных, а в бытовых условиях оценить уровень фарисейства и самообмана в утверждении "мы платим налоги" и его  офшорно-обнального привкуса.

Не станем в который раз воспроизводить избитый либеральный лозунг "не врать и не воровать", хотя бы потому, что воровство, и коррупция как его частный случай, суть продолжение лжи. Вместе с тем, восстановление доверия, как мощный стимул социально-экономического возрождения, — важнейший ресурс в арсенале государства.

Государственное управление

К несчастью, в нашей системе управления экономикой все еще мало профессионалов. Зато выросло и окрепло уже несколько поколений карьеристов, движимых исключительно тщеславием с одной стороны и коррупционными интересами — с другой. Однако и такая конструкция вовсе не является препятствием для выбора в каждом федеральном округе, по крайней мере, по одному опытному региону с особыми правилами хозяйствования и персональными индикативными результатами. Ответственность за реализацию таких проектов следует возложить на руководителей федеральных округов и самих территорий, разумеется, при непосредственной поддержке и контроле первых лиц государства.

Экономическая наука

В грядущих непростых условиях консолидированной помощи от сложившейся научно-экспертной элиты, по всей вероятности, не будет.

Системной экономической науки в России пока не сложилось. С одного края — псевдолибералы-приспособленцы, рассуждающие в духе "модернизации без свободы не бывает", притом, что, согласно иностранным исследованиям, за последние три десятилетия из 124 быстрорастущих стран демократиями было лишь 52%. С другого — вскормленные политэкономией социализма квазигосударственники, бездумно и от того яростно критикующие и приватизацию, и монополизм.

За двадцать с лишним лет российские теоретики так и не удосужились проанализировать ключевые черты русского ментального характера — консерватизм, традиционализм, патернализм — в преломлении на современные социально-экономические задачи. Именно с учетом нашей ментальности и должна появиться сейчас принципиально новая практическая и понятная всем концепция ускоренного экономического роста России взамен "лоскутного одеяла" забытой "Концепции-2020".

Финансовый сектор

В 2013 году антиобщественные операции по обналичке нанесли финансовый ущерб бюджетам всех уровней на сумму свыше 4 триллионов рублей. Вот почему в банковской сфере страны необходимо скорейшее введение тотального контроля со стороны мегарегулятора. Понятно, что "бороться" нужно не с фирмами-"однодневками" ("однодневки" в этом подвиде теневого бизнеса не используются как минимум с начала нулевых), а с незаконными банковскими практиками. От вынесения первого предписания территориального управления Центробанка до финального отзыва банковской лицензии должен быть один шаг. Задача минимизации параллельного денежного оборота, с одной стороны, упрощается тем, что все крупные обнальные площадки известны правоохранительным органам, с другой стороны, усложняется тем, что их функционирование "крышуется" теми, кто словно метастазы проник во власть и правоохранительные структуры. 

В последние годы порядка 70% "иностранных" инвестиций приходят в Россию из офшорных юрисдикций. Признавая это, мы по необъяснимым причинам исключаем Кипр из перечня офшоров, а налоговые органы оказываются стреножены в работе по искоренению трансфертного ценообразования. В результате огромные средства оседают в налоговых гаванях, выпадая из внутрироссийского оборота. В финансовом засилье офшоров кроется и одна из причин кажущегося неподъемным внешнего долга негосударственного сектора страны, составившего, по оценке на 1 января 2014 года, около 653 миллиардов долларов или более 89% совокупного долга страны. После антиофшорной очистки общая сумма внешней задолженности уменьшится минимум наполовину.

Реальная экономика

Здесь необходимо отметить два важных аспекта. Невольная, а иногда сознательная ограниченность теоретического кругозора чиновников и самозваных экономических "гуру", очень часто выдвигает на первый план ложные микроэкономические цели, навроде перманентно муссируемого "повышения производительности труда" или навязшего в зубах "привлечения иностранных инвестиций".

Не прислушиваясь к малознающим "наставникам", должно концентрировать внимание не на повышении производительности труда, а на использовании всей совокупности факторов производства. К таким факторам относятся ресурсы (земля, полезные ископаемые), инфраструктура (прежде всего, энергетика и транспортное сообщение), средства производства (машины и оборудование) и, собственно, сам труд. Без всесторонней государственной поддержки через эффективное регулирование всей совокупности этих факторов ни о каком росте и  производительности труда не может быть речи. Иностранные инвестиции — еще одна усиленно насаждаемая ложная цель. Авторитетными иностранными исследователями многократно статистически доказывалось, что в период 1970-2004 годов высоких темпов экономического роста достигали страны, опиравшиеся не на иностранные инвестиции, а на внутренние сбережения, те же сверхдоходы от сырьевого экспорта.

Более того, чрезмерное увлечение иностранными инвестициями привело многие азиатские экономики к полномасштабному кризису 1997-1998 годов, оправиться от которого некоторые государства не смогли до сих пор. Наконец, вряд ли будет правильным заниматься поисками и подсказками абстрактному "отечественному производителю" что и как ему производить. "Качество игры, — писал Нобелевский лауреат по экономике 1986 года Джеймс Бьюкенен, — в большей степени зависит от качества ее правил, чем от мастерства игроков".

В любом случае у страны есть скрытые и явные резервы для реализации  предоставленного России шанса.


Tags: Джеймс Бьюкенен, Крым
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments