September 5th, 2018

Не все вбросы верные

Вчера весь день блогеры и приравненные к ним лица хайпили массовый вброс через банкоматы 5-тысячных фальшивок. Одновременно все призывали к осторожности, хотя как определить, где фальшивка, а где подлинная купюра, коль ее даже банкомат не распознает, никто не поясняет.

Вполне вероятно, что некий вброс все же имел место. В то же время банкиры в частных беседах говорят, что никакого вброса нет, зато есть желание обслуживающей банкоматы фирмы NCR срочно и (за недорого) апгрейдить собственное программное обеспечение. Своего рода шантаж, которому банкиры были вынуждены уступить.


Впрочем, утверждать и давать гарантию за частное мнение нескольких не самых последних людей в банковских кругах я не берусь. Посему бдим, а там как получится. Хотя картой расплачиваться и легче, и приятней.

https://meduza.io/news/2018/09/04/banki-rossii-stolknulis-s-massovym-vbrosom-falshivok-cherez-bankomaty

Пить стали меньше

Среднее поколение моих читателей наверняка согласится с тем, что за последние 12 лет пить в России действительно стали меньше. Лет 15-20 назад тонна жвачки по утрам была нормой, такса за езду в нетрезвом виде в столице стабильно составляла $100, крайне популярными были запои выходного дня, пятницы обозначались как День банкира (юриста, брокера, etc.), а понедельники за узкий разрез похмельных глаз – как День якута.

Другой вопрос, почему пить стали меньше. Возможно, новый глава Росалкогольрегулирования прав, когда говорит, что к позитивным изменениям (не в отрасли, а в обществе) привела работа его ведомства. Вероятно также, что к концу 90-х начал проходить дурман вседозволенности и доступности ко всему запретному, от бухла до проституток. Не исключено, что на снижение чрезмерного винопития повлияла возрождавшаяся в начале нулевых атмосфера великодержавного доверия. У каждого свой ответ.

В последние годы перегарный запашок 90-х вновь как будто вспоминается нацией. Неустранимые ныне мировоззренческие причины здесь опустим. Но если и пить, то не убийственный суррогат, потоки которого никакое РАР остановить (пока) не в силах, а относительно качественный алкоголь, происхождение которого при помощи акцизных марок и ЕГАИС ныне легко проверяется любым подключенным к Сети смартфоном.
https://ria.ru/society/20180905/1527835507.html