November 6th, 2018

Прощай, собственность?

В программе "Неделя в цифрах" 12 октября этого года была проведена параллель между двумя, уверен, неслучайными новостями той недели.

1. Сначала ЦСР предложил реформу товариществ собственников жилья (ТСЖ). В ТСЖ должны войти все жильцы многоквартирных домов, которые будут оплачивать долги неплательщиков ЖКУ. Если кто-то из собственников задолжал за услуги ЖКУ, то остальные должны будут погасить эту задолженность, а затем взыскать ее с виновного. Каким образом взыскать? В частности, если задолженность за услуги ЖКХ составит от шести месяцев, то в качестве обеспечительной меры помещение должника становится залогом. А если должник и после этого не гасит долг, квартира по решению суда будет передана ТСЖ.

2. Затем было приведено исследование ВШЭ, по которому материнский капитал не может улучшить жилищные условия почти для половины многодетных семей в России. В то же время именно в этой категории домохозяйств как раз 50% нуждаются в дополнительной площади. Решить проблему нехватки жилплощади могли бы программы льготной аренды, а не приобретения недвижимости в собственность. «Именно такой подход сейчас практикуется во многих странах Европы для малоимущих граждан». В России тратить маткапитал на аренду жилья нельзя.

Вывод очевиден. После повышения пенсионного возраста последним невзятым социальным редутом осталась во многом призрачная собственность на жилье (квартиры формально ваши, но числятся на балансе других организаций). В свое время Ельцин, Гайдар и К отнюдь не случайно начали бесплатную «приватизацию» квартир: в стране шел большой хапок, и народу нужно было дать хоть какой-то кусок, чтоб «не обидно». Теперь же власть решила, что хватит и начала зондировать почву на предмет, во-первых, урезания и без того призрачных прав собственности, а во-вторых, распространения аренды.

«Как в Европе».

Осторожно: рост продаж смартфонов!

Оказывается, с начала года на смартфоны стали больше тратить сразу на 20%, в среднем по 15,2 тыс. рублей. Причем сегменты 10 000–20 000 и более 40 000 рублей в штучном выражении выросли на 36%, при том, что рынок в целом – только на 3%. Причин я вижу несколько: первая и главная – у молодежи, а именно молодые люди чаще всего приобретают новые гаджеты, появляется больше средств; вторая – аппараты приобретаются в силу практической необходимости, так как они обладают большей функциональностью (фото, интернет, сети и, что все более актуально, удобство оплаты); третья – возросшая доступность рассрочки.

Помимо смартфонов вырос средний чек на ноутбуки и настольные компьютеры.

Одновременно имею задать несколько вопросов.

1. Выручка от продаж смартфонов за первые девять месяцев этого года составила 317 млрд. рублей или порядка $5 млрд за 20,9 млн. аппаратов. Все деньги плавно утекли за границу (в России сборочных производств, не говоря уже о собственных моделях, нет). Если санкции объявят не в отношении производственного оборудования или технологий двойного назначения, а на предмет банальных телефонов (программное обеспечение, комплектующие и проч.), что мы будем делать?

2. Несколько лет назад мы пытались рассуждать о нарастающем консюмеризме, фетишизме, когда главное – демонстрация обладания. Похоже, тот праведный в целом запал иссяк, и на молодежь махнули рукой – пусть балуются, лишь бы спичками не игрались. Насколько это верно и как бороться с подменой реальности виртуально-сетевыми забавами?

3. Про возросшие возможности обхода блокировок и доступа к альтернативной информации подробно говорить не буду в виду очевидности. Не пора ли что-то менять в официальных медиа, иначе через несколько лет ментальное расслоение станет ключевой угрозой для социальной стабильности?
https://www.vedomosti.ru/technology/articles/2018/10/31/785201-dorogie-smartfoni