August 1st, 2019

Эстетика «долевого» нарыва

Лето. Прекрасная возможность углубиться в проблему обманутых дольщиков. Головную боль, которая в ближайшее время точно устранена не будет.
На затравку.
Дольщиков кидают давно, как минимум с 2004 года, когда был принят Закон «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости». В 2014 году, видя «долевой» беспредел, государство с подачи Минстроя России ввело страхование гражданской ответственности застройщиков (ГОЗ). Ввести-то ввело, да Правительство не представило механизм передачи недостроенного жилья и возврата денег.
Как результат, с 2014 года застройщики, как добросовестные, так и не очень, стали приобретать входные билеты на рынок жилищного строительства без каких-либо обязательств по передаче зависших объектов. Нетрудно догадаться, что поучаствовать в той схеме вызвались, в первую очередь страховые «пылесосы» (их в моменте было до 100), окучивавшие застройщиков и дольщиков на предмет получения страховых премий. В итоге к концу 2018 года в России насчитывалось до 4 тыс недостроев, где деньги были привлечены, но обязательства не выполнены. Лишь в 10-15% случаев виной тому были объективные причины, все остальное – мошенничество чистой воды.
Впрочем, среди страховщиков были и нормальные ребята, с самого начала почувствовавшие грядущий геморрой, а потому либо отказавшиеся играть в сомнительные игры, либо начавшие возводить соответствующую страховую инфраструктуру. Но, как правило, заходили злодеи, рассчитывавшие поймать рыбку в мутной воде. Да и как иначе, если при существовавшем в 2014-2018 годах страховом тарифе в 0,6-1,1%, у страховщиков была реальная возможность гарантировать риски неисполнения обязательств застройщиков только по «чистым» (объективным) страховым случаям. По тем самым 10-15%.
Переходим к основной части банкета.
«Долевые» скандалы не утихли, страховщики инициативно и с подачи ЦБ растворились, а проблема по-прежнему красуется на первых полосах. Власть не нашла ничего лучшего, как прекратить провальный по ее же вине эксперимент с ГОЗ и учредить прогосударственный Фонд защиты прав граждан-участников долевого строительства, куда немногие оставшиеся страховщики до середины августа должны перевести собранные с застройщиков и граждан страховые премии.
Страховым компаниям для ведения дел по уже заключенным договорам щедрый закон милостиво разрешает оставить целый 1% собранных премий. Почему 1%, а не 2 или 0,2%? А может, проще отобрать все премии, даже те, что потрачены на перестрахование, создание инфраструктуры, прошлое ведение дел, а дальше пусть сами расплачиваются с дольщиками? Неужели законодателям нужно, чтобы страховщики шли в банк за кредитом, а когда там им откажут, отправлялись на паперть?
Сколько их, оставшихся страховщиков, обязанных перевести собранные когда-то страховые премии в Фонд? В начале этого года в реестре ЦБ таковых осталось всего 10 (помните про сотню «пылесосов», собравших то ли 43, то ли 57 млрд руб. и канувших в лету в 2015-2017 годах?). Причем большинство выживших занималось обслуживанием прежних страховых портфелей, не заключая новых договоров.
Какой объем страховых премий рассчитывает получить Фонд? Порядка 15 млрд руб. по стране в целом. Реально же Фонд получит не более 5-7 «живых» миллиардов, да и те под вопросом. Но даже если 15 млрд руб. разделить на 4 тыс. недостроенных объектов, получится всего по 3,75 млн рублей на каждый. Хватит на одну-две квартиры.
Фишка же в том, что только для дольщиков Urban Group и ЖК «Царицыно» Фонду потребуется более 70 млрд руб. Средств, которые государство, возможно, внесет за страховщиков этих объектов – страховые компании ВСК и «Проминстрах».
Несколько лет назад, задолго до банкротства Urban Group, «дыра» в «Проминстрахе» оценивалась в 150 млрд руб., общий объем ответственности – до 1,7 триллионов, а реальные активы – 5-6 млрд. руб. Причина не только в склонности собственников к мошенничеству, но и в том, что и у ВСК, и у «Проминстраха» отсутствовала экспертиза застройщиков (они доверяли банкам-кредиторам). Собственный скрининг имели, скажем, Потребительское общество взаимного страхования (ПОВС) гражданской ответственности застройщиков и СК «Респект»: к примеру, ПОВС тратил значительную часть средств на выстраивание системы выявления проблемных застройщиков и организацию региональной работы.
Что до «Проминстраха», то его аквизиционные (посреднические) расходы достигали 76%, притом, тариф по договорам страхования ГОЗ был демпинговым – всего 0,3-0,6%. Знающий люд уже тогда задавался вопросом, почему ЦБ так благожелателен к компании, раздувающей «пузырь» на рынке долевого строительства. Поразительно, но обсуждая передачу ответственности страховщиков в Фонд защиты прав дольщиков, никто даже не вспомнил о дыре «Проминстраха», которую теперь должно покрывать государство.
На данный момент только по договорам ГОЗ в стадии конкурсного производства, «Проминстрах» должен около 100 млрд руб. Суммарно же ответственность «Проминстраха» по застройщикам-банкротам или тем, кому банкротство только предстоит, может составить до 187 миллиардов.
А пока суд да дело, Фонд аккредитовал около 200 лихих застройщиков, страхование которых когда-то было приостановлено в связи с неспособностью выполнить обязательства даже в случае привлечения средств граждан в полном объеме.
Думаете, Фонд покроет эти обязательства? А вот и нет. Ответственность Фонда не распространяется на застройщиков, с которыми договора страхования были расторгнуты или признаны недействительными согласно ст. 963 ГК РФ («Страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица», что будет сделано в суде). То есть ни деньги, ни квартиры застрахованные в ВСК и «Проминстрахе», скорее всего, не получат, а новые «достройщики» получат только «чистые» объекты.
На посошок.
Очень скоро власти регионов и обманутые граждане поймут, что денег в Фонде нет, а значит, решение так и не найдено. Уже в августе станет понятно, что страховщики не смогут передать все свои портфели в Фонд и тот не соберет 15 млрд руб. даже близко. Что до неработоспособного Закона, то он нуждается в скорейшей доработке: важно отвязаться от злополучного 1% собранных премий и закрепить, что расчеты должны проводиться исходя из фактически понесенных расходов страховщиков.
Иначе гарантирован новый всплеск «долевого» недовольства и потеря лица перед Президентом.

Губернаторы все меньше доверяют СМИ

Соглашусь с Дарьей Кислицыной в выводе, но возражу в аргументации.

Дарья считает, что практика ведения прямых эфиров в социальных сетях и в YouTube распространяется потому, что:

а) первые лица регионов сами становятся СМИ и источником информации;

б) доверие к посредничеству медиа падает;

в) руководители регионов проводят пресс-конференции в формате прямых линий, подражая президенту.

На мой взгляд, прямые эфиры в соцсетях и каналы в YouTube множатся потому, что:

а) многие федеральные (новостные) телеканалы и прочие информационные медиа сталкиваются с резким падением популярности даже у тех, кто еще несколько лет назад не представлял свою жизнь без ежевечернего бдения перед телевизором и внимательнейшего просмотра программы «Время». Здесь никакой Америки нет, об этом говорят все соцопросы и рейтинговые замеры;

б) к власти во многих регионах приходят представители молодого и среднего поколения, которые точно также не жалуют теле- и радио медиа, и одновременно продолжают жить в интернете, в первую очередь, в соцсетях. Это уже устойчивая привычка;

в) руководители регионов и их окружение все отчетливее чувствуют расширяющийся разрыв между ними и местной молодежью, которая телевизор не смотрит от слова совсем. В то же время молодые люди – это не столько электорат, сколько те, кто все отчетливее определяет общественную повестку. Интернет-общение позволяет внимать выступлению первого лица с «перерывом на обед», предполагает механизм вопросов-ответов в прямом эфире, способствует повышению эффективности обратной связи не только по линии «губернатор – население», но и «губернатор – региональные (муниципальные) чиновники».

А в целом, повторюсь, Кислицына молодец, что заметила этот тренд и не побоялась его проанализировать.

https://tass.ru/politika/6723451