January 7th, 2020

Сколько можно?!?

Очередной день новогоднего безделья. Похмельный люд, отягощенный продуктовыми излишествами, впал в посталкогольную депрессию, отягощенную послепраздничным безденежьем, вероломным убийством неведомого иранского генерала и проигрышем любимой хоккейной молодежки. Ну и Рождеством, конечно (сколько можно?).

А что мы делаем, когда пить уже не хочется, сон и настроение нарушены, со всеми домашними перегрызлись и занять себя нечем? Правильно – идем в сети и затягиваем хит «шеф, усе пропало!» Плесну и я керосинчику.

С прошлого года в молочке действует система «Меркурий», прослеживающая всю цепочку молочного сырья от фермы до молокозавода. Но потом система слепнет, и на арену выходят многочисленные в прямом смысле – полуподвальные дельцы, производящие молочный контрафакт. Который мы и потребляем под видом известных брендов. Кстати, никто не задумывался, почему у грошовых по цене йогуртов или сырков такая мощная реклама по телеку? Потому что гнать контрафакт выгодно. Очень.

Тут появляется «белый рыцарь» («черный лебедь») в лице государево-частного партнерства и вводит обязательную маркировку продукции. Уже внедрена маркировка меховых, табачных изделий, обуви, парфюмерии, шин, покрышек, одежды из кожи. Все предсказывают неминуемое повышение цен, но они предательски не растут, что есть когнитивный непорядок. Как же так, маркировка введена, а ценники прежние?

При этом контрафакт практически исчез, но это лишь побочный эффект, не так ли?

Мало того, правительство с 1 июля этого года вводят обязательную маркировку всех лекарственных препаратов, а с 1 июня – всей молочной продукции! Вот тут-то мы и почувствуем (спойлер – не почувствуем) всю «прелесть» маркировочного капитализма!

Ну что, камрады, где в моих размышлениях засада? Почему маркировка действует, но цены не повышаются, и при этом все довольны?

Кто угадает – тому огуречный рассол. С калием и магнием.