March 10th, 2020

Обнулить нельзя распустить

Абсолютное большинство политологов так и не разгадали ребусы, которые выдвинул президент во время краткого выступления в Госдуме. На самом деле, не углубляясь в детали, выступление было частью процесса формирования новых институциональных ограничений, что заработают в полную силу, когда Путин покинет пост президента.

А то, что он уйдет, очевидно: во-первых, он и сам об этом говорил не раз, а во-вторых, зачем менять институциональную конфигурацию, если не собираешься уходить?

Нет, господа, мы имеем дело не с пролонгацией своего присутствия на властном Олимпе, а с проектом по созданию таких правил политического взаимодействия, которые должны работать даже если главные персоны в их функционировании не участвуют.

«Уверен, - сказал Путин, - что придет время, когда высшая президентская власть в России не будет, что называется, так персонифицирована, не будет связана с каким-то одним человеком конкретно». Да, «вся наша предыдущая история складывалась именно таким образом, и, конечно, мы не можем этого не учитывать». Но это не переход к парламентской республике, которая ментально нам чужда. Альтернативные системы государственного устройства «на сегодняшнем этапе нашего развития для нас не могут быть использованы».

В то же время, по словам Путина, наделение Госсовета и других госорганов, которые не избираются напрямую народом, президентскими полномочиями неправильно и опасно. «Во-первых, это не имеет ничего общего с демократией, а во-вторых, приведет к расколу общества», - пояснил президент, добавив, что Россию это «неизбежно приведет к двоевластию» или к той самой институциональной разбалансировке.

Что до обнуления президентских сроков, досрочных выборов в Госдуму и других предложений, принятых или отвергнутых президентом, то обо всех их сказать можно только то, что поиск оптимальной, соответствующей современности, модели политического устройства России продолжается. Важно завершить его до 2024 года. Как, собственно, и сказал президент.