Никита Кричевский (nkrichevsky) wrote,
Никита Кричевский
nkrichevsky

Два мира - два Кудрина

Четыре года назад, 22 ноября 2010 г., вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин заявлял: «Налоговая нагрузка будет расти. И это тенденция, а не временная мера, связанная с последствиями кризиса». Через четыре года, 21 ноября 2014 г., «независимый человек» Алексей Кудрин предложил «заморозить изменение налогов, запретить повышать их на продолжительный период, за исключением строго оговоренных случаев».

В последние дни публичная активность Кудрина зашкаливает: многочисленные выступления по ТВ, программная статья в федеральной бизнес-газете, «первая скрипка» на форуме отставленных и недопущенных «Диалог. Солидарность. Ответственность».

Прозрел? Или новый лик «миротворца» государства и общества обязывает? Лично я склоняюсь ко второму варианту. Хотя, прежде чем призывать к объятиям, Кудрину следовало взять на себя часть ответственности за текущее положение в экономике страны.

Несколько аргументов в пользу призыва к совести. В упомянутой статье «Как вернуть доверие между властью, обществом и бизнесом» Кудрин с напускной горечью констатирует: «Рубль с августа упал к доллару на 30%... Из-за сокращения выручки в связи со снижением цены нефти на $20–25 мы теряем примерно столько же, сколько корпоративный сектор и государство должны вернуть внешним кредиторам в течение года». И вдогонку: «Рубль не станет резервной валютой, даже региональной, как минимум в ближайшие 20 лет».

В этих тирадах отметим сразу три нелицеприятных обстоятельства.

Первое — курсовое. Зависимость курса национальной валюты от мировой сырьевой конъюнктуры — не что иное, как пресловутая «голландская болезнь» (в период высоких котировок валюта укрепляется, во времена низких — падает), об опасности заражения которой многие, в том числе автор этих строк, твердили еще 10 лет назад.

И что? Да ничего. Больше того, здравый смысл был дополнительно повержен коррупционными интересами бюрократических соглядатаев российских и иностранных спекулятивных инвестиций. Замаскировавшиеся статусные предатели способствовали получению спекулянтами прибыли с «двух рук»: за счет укрепления курса рубля и роста фондового рынка. Где сегодня эти ушлые крючкотворы? Одни — на министерской госслужбе, другие — в Центробанке, третьи — в руководстве крутых финансовых структур. Знал ли об этом министр финансов? Думаю, без сомнения.

Второе — долговое. Наше общество, с подачи либеральных недоумков, привыкает сопоставлять внешние частные корпоративные обязательства с величиной международных резервов, путая «личную шерсть с государственной». По этой логике, государство должно компенсировать не только финансовые провалы олигархов, но и нас, простых смертных, не сумевших, к примеру, расплатиться по ипотеке.

Кудрину ли не знать, что все последние годы порядка трех четвертей прямых иностранных инвестиций (в 2012 г. — 77%) приходили в Россию из офшоров и стран с пониженным налогообложением: Люксембурга, Нидерландов, Ирландии и пр. По большей части это деньги, когда-то выведенные за рубеж, а затем возвращенные под видом «иностранных инвестиций». Так кого прикажете спасать — общественное ворье?

Третье — резервное. То, что рубль не станет резервной валютой, можно расценивать как кудринский намек на утрату национального престижа. Так ничего страшного. Юань или рупия также упорно не желают становиться резервными, зато тамошние экономики развиваются завидными темпами. В современном мире статус валюты — не более чем подспорье (или помеха) для роста, не более. Конечно, при искусном монетарном управлении.

На этом с обличительством покончим. Куда нам, сирым котятам, бежать? Ответы — в той же публикации.

Но прежде вновь небольшая вводная. Экономический рост, по мнению нобелевского лауреата Пола Самуэльсона, происходит под действием четырех факторов: «людские ресурсы, природные ресурсы, капитал, технологии». В последнее время «свободолюбивые» экономисты приплюсовывают еще один фактор — институциональную среду (силовиков, контролирующие инстанции, суды и т.п.).

Парадокс, но научный мир до сих пор так и не определился, считать ли институциональные улучшения первопричиной либо сопутствующим элементом роста. Скажем, наш бывший соотечественник американо-израильский экономист Элханан Хелпман о влиянии политических институтов на развитие говорил так: «У нас нет ни хорошей теории, которая устанавливала бы связи между политическими институтами и ростом, ни надежных эмпирических доказательств существования таких связей».

Практика подтверждает этот вывод. Так, в рейтинге Всемирного банка «Ведение бизнеса»-2014 Россия занимает 92-е место, Китай — 96-е, Бразилия — 116-е, а Индия, страшно сказать, — 134-е. В Индексе восприятия коррупции-2013 наши страны также в конце списка: от 72-го места Бразилии и 80-го места Китая до 127-й позиции России.

Как же мы развивались все эти годы? В особенности Китай?

Но Кудрину теоретические наработки и практические выкладки, как видно, не указ. В первую очередь он предлагает... реформировать те самые политические институты: «Рост эффективности российской экономики ограничен недостаточным уровнем развития государственных и политических институтов». И дальше: «Чтобы провести системные преобразования, надо начать с повышения доверия между государством и обществом».

По Кудрину, первый шаг к доверию — за государством. А что, если государству и бизнесу как части общества заключить следующее соглашение: мы вас не «кошмарим», вы — не воруете (не обналичиваете, не выводите капиталы, не нарушаете стандарты)? Слабо?

Как проповедует Кудрин, «чтобы вернуть доверие бизнеса, можно предпринять такие шаги, как восстановление пенсионных накоплений, предоставление дополнительных полномочий и финансов регионам, реальные шаги к обеспечению равных прав на выборах».

Что значит «восстановление пенсионных накоплений», Кудрин не расшифровывает. И не расшифрует — накопления за 2014–2015 гг. никуда не исчезнут, а поступят на счета застрахованных в ПФР. Если же Кудрин намекает на возобновление передачи накоплений в НПФ, то это фактически лоббирование все тех же фондовых спекулянтов, а также крупнейших государственных и олигархических компаний. Как повлияет на доверие бизнеса «предоставление дополнительных полномочий регионам» или «равные права» на выборах (следующие федеральные выборы аж в 2016 г.), думаю, даже Кудрин пояснить не сможет.

Наконец, Кудрин, по сути, призывает сворачивать выполнение социальных обязательств государства: «В области экономики авторитет (президента. — Авт.) опирается на щедрые социальные выплаты — на решения, которые с каждым годом будет все сложнее реализовывать. Если президент будет опираться только на популистские подходы, страна продолжит слабеть».

Пожалуй, лучшей меры по «повышению доверия между государством и обществом» не сыскать. По крайней мере в Москве, где после начала «реформы» (правильнее — сокращения) системы здравоохранения доверие между мэрией и москвичами взлетело до таких высот, что даже сам президент посчитал необходимым вмешаться.

...В словаре Ожегова лицемерие представлено как «несоответствие слов, поступков человека истинным чувствам, убеждениям, намерениям». Справедливо и утверждение, приписываемое Ларошфуко: «Лицемерие это дань уважения, которую порок платит добродетели». А может, все проще — кто-то в школе внимательно читать не научился?


Tags: ИНСОР, Кудрин
Subscribe

  • МАКС завтрашнего дня

    18 июля в Жуковском открывается МАКС-2017 (он проходит раз в два года с 1993 года). Есть о чем поразмыслить, в частности, отразились ли на МАКСе…

  • Небереженого гробовщик стережет

    В преддверии надвигающегося локдауна-лайт имею несколько соображений и желаю ими поделиться. (Типа, «я долго думал и вот что придумал»). 1.…

  • Всем сестрам по серьгам

    Что хочу сказать по итогам совещания у президента, по итогам которого был подписан Указ о нерабочих днях. Экономические аспекты оставлю в стороне,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments