Никита Кричевский (nkrichevsky) wrote,
Никита Кричевский
nkrichevsky

Пять уроков перестройки? Или очередная лапша на уши?

Народы, 27 апреля в «РБК Daly» вышла претензионная статья Владислава Иноземцева под деградирующим названием «Пять уроков перестройки, которые мы не выучили». Не знаю, кто это «мы» и нужно ли выучивать «уроки», выявленные автором. Если хотите – почитайте, я же, ни в коем случае не претендуя на менторство, желаю высказать некоторые соображения по поводу двух «уроков», собранных в подразделах «Экономика» и «Собственность». Естественно, с цитатками и комментариями.

Поехали?

Иноземцев начинает с размахом: «В эпоху Горбачева главный лозунг в экономической сфере был «двуединым» и читался как «перестройка и ускорение».

Строго говоря (апрельский Пленум ЦК КПСС), вначале появился термин «ускорение», под которым понималось повышение темпов социально-экономического развития страны. Как пишут непосредственные участники тех событий в монографии «Деньги и рынок: Основная проблема экономической реформы» (М., 2014. С.118), в первую очередь, «ускорение научно-технического прогресса (вспомним июньское совещание 1985 г. в ЦК КПСС)».

Термин «перестройка» появился позднее, так что не нужно ставить его в один ряд с «ускорением». Позднее и хронологически (в середине мая 1985 г. во время пребывания в Ленинграде Горбачев, в частности, сказал: «Видимо, товарищи, всем нам надо перестраиваться»), и политически (перестройка стала партийно-государственной идеологией после январского 1987 г. Пленума ЦК КПСС).

Главным приоритетом экономического развития СССР (того самого «ускорения») в 1985 г. виделось опережающее развитие машиностроения. Но как Горбачев и К собирались реформировать отрасль? За счет наращивания, как пишет Иноземцев, «производства ненужных товаров и углубления диспропорций»? Нет и еще раз нет. Это передергивание, обычное, впрочем, для сотрудника журнала «Коммунист», коим Иноземцев являлся в конце той самой перестройки. Тогда за счет чего?

За счет приобретения передовых средств производства за рубежом. Ровно тем же путем когда-то шли все ныне развитые страны, в те годы той же дорогой следовала Южная Корея, а чуть позднее – Китай. Дальше мы можем долго рассуждать о сгнивших «в целлофане» технологических линиях, но это отдельный разговор. Факт тот, что «закладка» была хорошая.

Кстати, о Китае. По Иноземцеву, «в Китае рыночные реформы начались в конце 1970-х годов секторально — с тех отраслей, где не угрожающая всей системе либерализация способна была улучшить ситуацию с уровнем жизни, доходами и занятостью».

И вновь вынужден поправить на этот раз «знатока» китайской экономической истории: реформы в Китае начинались не секторально, а территориально. В 1978 г. нескольким государственным предприятиям провинции Сычуань было разрешено реализовывать продукцию, выпущенную сверх государственного заказа, по договорным ценам, а на вырученные средства приобретать сырье вне системы государственного планирования и распределения. Через несколько лет эксперимент был признан удачным, и опыт распространился на все китайские предприятия (подробнее: Ван С., Фан Г. Уроки экономических преобразования в Китае и России//Мир перемен. – 2009. – №4. С.62-63).

И еще одно «открытие», что называется, в тему. В те годы, как пишет Иноземцев, в проспавших китайский экономический рывок США «усилия правительства были направлены прежде всего на стимулирование технологического прогресса и развитие новых отраслей, а не на поддержку «роста» в традиционных».

Иноземцев, как известно – не читатель, Иноземцев – писатель. А зря. Мог бы побороть гордыню и прочесть в моей книге «Россия: сквозь санкции – к процветанию» краткий экскурс в историю рейганомики.

«18 февраля 1981 г., менее чем через месяц после инаугурации, состоявшейся 20 января 1981 г., Рейган представил Конгрессу программу «Новое начало Америки: программа восстановления экономики» (America's New Beginning: A Program for Economic Recovery), провозгласившую главной целью работы новой Администрации Белого дома «поддержание силы и жизнеспособности американского народа путем уменьшения обременяющего вмешательства федерального правительства в функционирование экономики, снижение налоговых ставок и сокращение правительственных расходов, создание стимулов, побуждающих людей работать, сберегать и инвестировать».

«Новое начало» включало четыре группы мероприятий: значительное ограничение роста правительственных расходов в целях уменьшения дефицита государственного бюджета и преодоления инфляции, сокращение ставок федеральных личных подходных налогов и налогов на предпринимателей, ослабление регулирующих функций государства, критический пересмотр и сокращение объема законодательства, регламентирующего экономическую деятельность. проведение совместно с ФРС США на принципах монетаризма стабильной и предсказуемой кредитно-денежной политики, контроль над денежной массой в целях обуздания инфляции и оздоровления финансового рынка (Гарбузов В.Н. Революция Рональда Рейгана. М., 2008. С.194-199).

Где здесь «стимулирование технологического прогресса и развитие новых отраслей» – ума не приложу. Впрочем, Иноземцеву, ныне работающему в Вашингтоне у Збига Бжезинского, виднее.

И наконец, первый «урок» собственной персоной. «Российские власти отвечают своим «ускорением» на каждый новый кризис, задействуя для этого потенциал госкорпораций и накопленные финансовые резервы и не осознавая, что в некоторые моменты стоит остановиться и перестроиться».

Не знаю, где Иноземцев узрел современное «ускорение», но на мой взгляд, «российские власти» преступно бездействуют, полагаясь на счастливое течение, как когда-то способное вынести страну (и систему власти) в тихую, безмятежную гавань ушедшей эпохи социальной консервации.

Ну а то, что «в результате экономика стала гораздо более зависимой от добычи сырья, чем советская» – прямое следование ущербной теории сравнительного преимущества Давида Рикардо (производите то, в чем более всего набили руку), навязанной России нынешними заокеанскими работодателями Иноземцева в 90-е и нулевые.

Второй раздел опуса назван «Собственность». В нем, для меня это очевидно, Иноземцев запутался окончательно. Судите сами.

«Не менее существенной проблемой перестройки стало то, что не удалось решить вопрос о собственности. Попытки развить кооперативное движение, расширить права трудовых коллективов и похожие неуклюжие шаги в конечном счете привели к приватизации начала 1990-х годов, не только несправедливой, но и экономически неэффективной».

К приватизации начала 90-х гг. привели не ошибки перестройки, а все те же заокеанские кукловоды. Надо сказать, что от модели «дикой приватизации», предложенной, в частности, Джеффри Саксом и реализованной Ельциным, Гайдаром и Чубайсом, в ужасе отказались и Польша, и Чехия, и другие страны бывшего соцлагеря. Поддержанные внутренней «пятой колонной», радевшей за простые, но крайне радикальные движения к рынку (в те годы было в избытке трезвомыслящих экономистов, умолявших отказаться и от «шоковой терапии», и от приватизации и от прочих «прелестей» перепрыгивания пропасти в один прыжок).

Вот что говорил один из «властителей дум» тех лет Гавриил Попов: «Исторический опыт показывает, что точность формулировок, качество бумажных документов в больших делах особого значения не имеют... Декрет о земле был сформулирован крайне поспешно. Но он отвечал глубочайшим интересам миллионов крестьян России. И они схватили этот, наверное, не идеально составленный документ и превратили в реальное событие русской жизни». (Попов Г. Кто против? О расстановке сил в процессе перестройки//Огонек. – 1988. - №18. – С.5).

Что же до помпезно приведенных Иноземцевым собственных подсчетов («из 100 крупнейших компаний в современном Китае лишь пять, по подсчетам автора, широко применяют основные фонды, созданные до 1980 года; в России более 70 крупнейших по капитализации компаний полностью полагаются именно на них»), то во-первых, они спорны, а во-вторых, вновь подводят нас к обозначенному выше выводу о приверженности России к навязанной извне основанной на теории Рикардо модели социальной консервации в противовес модели экономического прорыва, исповедуемой Китаем.

Да и основные фонды давным-давно самортизированы и утилизированы. Здесь, скорее, вновь разговор об экономической модели.

Тут же Иноземцев не упускает случая лягнуть российские госкомпании: «Сейчас эти компании, как и советские госпредприятия, будут демонстрировать убыточность и работать на сокращение любой конкуренции (чего стоит недопущение частных компаний на неразрабатываемый «Роснефтью» и «Газпромом» шельф)».

Снова возражения. «Роснефть» и «Газпром» отнюдь не убыточны – всем бы такие убытки. О «неразрабатываемом» шельфе Иноземцеву следует подчитать хотя бы на корпоративном сайте той же «Роснефти» и подивиться, что освоение идет с опережением графика. Наконец, «недопущение частных компаний» (подразумевается «Лукойл») – вопрос далеко не решенный, если, конечно, Иноземцев не прослушивает Путина. Лично я считаю, что «Лукойл» не подпускают к шельфу абсолютно правильно, а почему – можете узнать из моих публикаций последнего времени (да и той поры, когда соответствующие поправки в федеральное законодательство были в стадии обсуждения).

Ну и конечно, нельзя пройти мимо «второго урока перестройки», который вытекает непонятно из каких рассуждений: «Альтернативой приватизации и в 1980-е годы, и сейчас остается максимизация хозяйственной свободы, которая может создать новые отрасли. Но ни тогда, ни сейчас власти не готовы на такое — и это второй невыученный урок перестройки, который еще может о себе напомнить».

О хозяйственной свободе, точнее, финансово-экономической и правовой вакханалии кооператоров и прочих предпринимателей лучше не вспоминать – во многом эти люди и стали могильщиками некогда великой державы. И потом: разве приватизация – это не «максимизация хозяйственной свободы»? Наконец, разве в России нет «новых отраслей»? А куда тогда отнести, к примеру, беспроводную связь, возникшую и окрепшую благодаря как раз хозяйственной свободе, к которой, по Иноземцеву, власти не готовы «ни тогда, ни сейчас»?

Короче, народы, спасибо, что дочитали до конца. Надеюсь, после моего слегка сумбурного рецензирования желания читать первоисточник и другие творения его автора у вас не возникнет. Если все же отважитесь – относитесь ко всему сказанному Иноземцевым более критично и скептически.

Всегда Ваш профессор.


Tags: Владислав Иноземцев
Subscribe

  • Обращение к Вагиту Алекперову

    Вместо предисловия. Несколько лет назад я работал автором и ведущим программы «Переход наличности» на ныне почившей в бозе радиостанции «СИТИ-FM».…

  • Собака и караван

    Не прошло и двух недель после обсуждения на страницах «Известий» внезапно случившейся предприватизационной активности «насквозь продажных медийных…

  • Лихие 2010-е

    Приватизация еще не началась, а информационные атаки на ключевых персонажей будущих сделок не сегодня-завтра пойдут врукопашную. Причем участвуют…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments