Никита Кричевский (nkrichevsky) wrote,
Никита Кричевский
nkrichevsky

Categories:

О Хазине, Рогоффе и выходе из кризиса

Народы, кое-кто из моих ФБ-друзей постит очередную нетленку Хазина. Как говорится, «не могу молчать», люблю я постебаться над нашим «экономическим солнышком» и все тут!

Смысл самой заметки прост – мировая экономическая теория в кризисе и никто в мире не может предложить сколь-нибудь адекватный выход из теоретического тупика (хотя ваш автор продолжает настаивать на банальной вообщем-то выкладке: кризис в каждой стране имеет свои политические и экономические особенности, начиная с социальной политики и модели капитализма и заканчивая экспортной ориентацией национальных хозяйств, а потому выход из него не может быть универсальным).

Очередную мегапрорывную идею предложил профессор Гарварда Кеннет Рогофф: оказывается, мир не может выйти из кризиса, потому что рождаемость низкая. Надо, мол, поддуть процесс и тогда все пойдет на лад. Не буду подробно останавливаться на этой теме, скажу лишь, что рациональное зерно в этом предложении есть, остановлюсь на хазинском комментарии.

1. Хазин пишет: «Наша позиция говорит о том, что исчерпан механизм последних 500 лет, базовый механизм капитализма — углубление разделения труда».

Хоть убейте, но я не понимаю о чем он. Что, все должны с одинаковым рвением выращивать бананы, а не, к примеру, ловить рыбу? Или суть «углубленного разделения труда» в том, что Китай (Таиланд, Индонезия, Вьетнам и проч.) объективно или искусственно имеют низкие показатели оплаты труда, а также удобные для экспорта курсы национальных валют? Это, конечно, непорядок, что уж говорить, но как его исправить, этот непорядок? Войну Китаю объявить? Вьетнам поработить?

Углубление разделения труда – следствие развития экономики, такое же как, скажем, конкуренция, и составляет основу рыночной системы. Для справки: хазинская теория кризиса (та самая, что пророчила спад экономики США на 10% то ли в 2008-м, то ли в 2009-м, по которой Европа должна впасть в голод, а автомобиль стать предметом роскоши) строилась на двух причинах кризиса – на трудовой теории стоимости (ее уже больше ста лет как опровергли и сдали в утиль, да и вряд ли кто-нибудь в современном мире возьмется утверждать, что цена на продукцию определяется параметрами вложенного в нее труда) и как раз разделении труда (что, по сути, данность). О технологических укладах, информационной и финансовой асимметрии, оппортунизме экономических агентов или некомпетентном государственном регулировании – ни слова. Только трудовая теория стоимости и разделение труда. Хазин продолжает ковыряться в своей утопии и призывает к этому всех нас.

2. Снова в ход пущен притягательный своей ненавистнической таинственностью хазинский термин «экономиксисты».

«Экономикс» - не что иное, как экономическая теория. Экономисты в моем понимании делятся на экономистов-теоретиков, прикладных экономистов и экономистов-практиков. Парадокс в том, что Хазин – как раз экономист-теоретик, то есть тот самый «экономиксист», против которых он так рьяно зажигает.

3. Любопытна хазинская трактовка кейнсианства: «классическое кейнсианство — это повышение спроса за счет введения механизмов более справедливого перераспределения доходов».

Вообще-то Кейнс всю дорогу говорил не о спросе, а о потреблении (в его классической «Общей теории занятости, процента и денег» даже Книга третья названа «Склонность к потреблению»). Спрос может быть огромным, но если нет достаточного предложения, часть средств уходит в сбережения, и возникает новая проблема инвестирования. Ну да ладно.

Я о механизмах «более справедливого перераспределения доходов». С каких это пор эмиссия стала таким механизмом? А может, правительственные займы отныне считаются механизмом? Или девальвация национальных валют, что было при Рузвельте в 34-м году?

Я бы на месте Хазина вовсе не стал бы тревожить прах Кейнса – общеизвестно, что «Общая теория» вышла в 36-м году, когда основные антикризисные меры уже были внедрены (что не помешало Америке испытать второй спад в 38-м году), а из депрессии страну вывела Вторая мировая война.

4. О превышении расходов домохозяйств над доходами.

Здесь Хазин прав, но это и без него ни для кого не секрет. Не буду вдаваться в нестыковки статистики (гуру лукавит, говоря о 3 трлн. долларов дополнительных денег для домохозяйств, на самом деле цифра в разы больше), скажу лишь, что Хазин мог бы проанализировать, с чего это вдруг правительство Рейгана и все последующие администрации Штатов решились на кредитное стимулирование потребления. Разгадок множество, причем, каждому президенту сопутствуют свои, скажу лишь, что во времена Рейгана потребительское кредитование начало расти по двум причинам: как легкий способ сглаживания усугубляющегося социального неравенства и как реакция на кризис в ссудо-сберегательных учреждениях (почитайте в Вики, если кому интересно). Это уже дальше пошли кредитные карты, домовладения и прочие ответвления, начиналось все с этого.

5. По поводу Рогоффа.

Вообще-то книгу Рогоффа и Рейнхарт This Time Is Different / «На этот раз все будет иначе», статистические выводы которой были впоследствии эмпирически с позором опровергнуты, украсил предисловием... сам Хазин. Статистик (не экономист) по образованию. Причем, убедитесь в этом в книжных, фамилия Хазина на обложке набрана шрифтом, сопоставимым с фамилиями авторов.

P.S. Странно, что в препарируемом опусе осталась за кадром зловещая роль Рокфеллеров и Ротшильдов. Хазин изменил себе? Мимикрировал? Жаль. Про этих ребят у него не в пример лучше получается.

http://www.odnako.org/blogs/show_33918/

Tags: Хазин, кризис
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment