Category: авиация

Здравствуйте!

Приветствуя вас, смею предположить, что мы с вами относимся к новому поколению граждан России, в крови которых гордость за великую историю, сила нашей веры, боль этих смутных времен.

В этом блоге вы сможете найти два направления моей деятельности:
Первое - научные исследования, создающие теоретическую базу для положительных изменений в экономике и социальной сфере.
Второе - экономическая публицистика, целью которой является простое и понятное объяснение своих взглядов на происходящее, предложение вариантов решения насущных социально-экономических проблем.

Считаю, что если есть что сказать, нужно говорить, а кто окажется прав - покажет "Время".

Collapse )

Снова плачемся, кто больше сирота

На днях Росстат обрадовал «беспрецедентным» ростом реальных доходов сразу на 3%. Впрочем, вскоре статистики начали сами себе противоречить, говоря о «беспрецедентном» же росте домохозяйств, которым хватает исключительно на еду и одежду, а на товары длительного пользования – уже нет. А тут еще рекордное за последние четыре года падение спроса на бензин (лично я это объясняю тем, что все больше людей, включая меня, стали чаще пользоваться общественным транспортом).

Беда?

Я тоже так думал, пока Росавиация не выпустила свою статистику, по которой в январе-сентябре этого года по сравнению с аналогичным периодом годом ранее российские авиакомпании увеличили перевозки пассажиров аж на 10,7%, до 98,7 млн. человек. Притом, что цены на авиабилеты выросли выше инфляции, главным образом, из-за подорожания авиакеросина.

Отпуска? Но в сентябре пассажирооборот тоже превысил показатель прошлого года, пусть, не на 10,7%, а на 8%. Так что эта версия не проходит.

То есть денег нет, но они есть. Как так?

Сентябрьская раскладка по ключевым авиаакторам следующая. Наибольший прирост показала «Победа» (44%). За ней S7 (15%). После них «Россия» и «Уральские авиалинии» (по 2%). Замыкает лидирующую пятерку славный «Аэрофлот» - 0% (зиро). Последнее почему-то не удивляет.

В общем, доходы не растут, но тем не менее, имеются. Иначе откуда столь существенный прирост авиаперевозок? Либо когнитивный диссонанс, либо что-то не так в наших ощущениях.

Первая "пятерка"

Ну вот: как говорится, всем хулителям и так было плохо, а теперь станет еще хуже)))

Кто-то из вас, наверно, вспомнит мою публикацию конца 2017 года про шикарный ростовский аэропорт «Платов». Мои впечатления подтверждаются: «Платов» первым из российских аэрогаваней получил пять звезд Skytrax (международной награды для аэропортов и авиакомпаний в сфере качества обслуживания пассажиров). Рейтингование осуществляется с 1989 года, и пять звезд – это максимальная оценка. До сих пор в мире было только девять аэропортов, которые имели «пятерку» (в частности, Токио, Гонконг, Сингапур, Сеул, Мюнхен), «Платов» стал десятым. Причем, «платовские» пять звезд от Skytrax в России на сегодняшний день вообще единственные – все последние годы «Аэрофлот» пытается допрыгнуть, да никак не получается.

Любопытно, как оценивается аэропорт. Спецы из Skytrax выступают в роли обычных пассажиров: проходят досмотр, паспортный контроль, заходят кафе и магазины. Особое внимание – работе персонала, размеру очередей у стоек регистрации, скорости выдачи багажа, возможности выхода в интернет и чистоте в пассажирском терминале.

Короче, молодцы и «Аэропорты Регионов», и вся «Ренова» - сделали на совесть. Да и у России одним имиджевым плюсиком стало больше.

Малая авиация встает на крыло

Лет 30 назад я сдуру согласился съездить в гости к моему однокурснику в поселок Ягодное Магаданской области. Поселок по тем временам был крупный, обжитой, но после прилета в Магадан добирались мы до него 16 (Шестнадцать!) часов чуть ли не на собаках! Проклял все.

С тех времен ситуация с местной инфраструктурой, мягко говоря, не улучшилась. И вот на днях стало известно, что согласно Комплексного плана модернизации магистральной инфраструктуры РФ до 2024 года предусматривается реконструкция 16 аэропортов в Якутии и Магаданской области, на что уже выделено почти 2,5 млрд. рублей.

Правда, в Ягодном аэропорта нет, да и поселок, судя по рассказам, уже не тот. Тем не менее, Планом предусмотрены мероприятия по реконструкции аэропортов Сеймчан и Северо-Эвенск в Магаданской области. Реконструкция аэропорта Северо-Эвенск предусмотрена до 2024 года с общим объемом финансирования 931 млн. рублей. Реконструкция аэропорта Сеймчан рассчитана до 2022 года, и на нее предусмотрено 1 млрд 558 млн рублей.

Всего же, по словам первого вице-премьера Антона Силуанова, запланировано строительство новых терминалов и взлетно-посадочных полос в 27 регионах России, в том числе 16 аэропортов в Якутии и Магаданской области.

Знаете, что я вам скажу? Людей высасывает из этих «медвежьих углов» не наличие инфраструктуры, а как раз ее отсутствие. Одно дело – чувствовать себя отрезанным от «большой земли» и совсем другое – знать, что ты в любой момент можешь сесть и улететь по своим делам или просто развеяться.

Хорошее дело, вот бы по всей России так.

Частный случай из журналистской жизни Олега Лурье

В недавней радиопрограмме «Неделя в цифрах» я посчитал нужным вступиться за своего давнего товарища Олега Лурье. Но не по истории с «золотой свадьбой» дочери судьи Хахалевой (на мой взгляд, речь там идет не о коррупции, а о вопиющем нарушении судейской этики), а по свежему «разоблачительному» посту Олега о роскошной свадьбе «скромного чиновника» Росавиации Константина Махова. К огромному моему сожалению, во многом лживой публикации, быстро растиражированной бездельниками с «правдорубных» сайтов: перепроверять информацию им неохота, ссылку на источник поставили и «гуляй, Вася».

Я считал и продолжаю считать Олега Лурье честным человеком, что бы вы ни говорили в ответ, но после одного из последовавших за тем эфиром разговоров с ним, я начал сомневаться, а правильно ли я в том эфире расставил акценты.

Последнее телефонное общение с Олегом было прервано мной после его слов, что Махов, с которым я лично незнаком (и знакомиться не собираюсь – слишком разные интересы), оказывается, подослал меня с угрозами, и если Махов желает подослать к нашему Дон Кихоту киллеров, то Олег «ждет».

Короче, выходные я провел в размышлениях, стоит ли эту историю выносить в публичную плоскость, и в конце концов решил, что все-таки стоит. Притом, что мое трепетное отношение к Олегу не изменилось ни на гран.

Итак, речь пойдет о недавнем посте Лурье «Свадьба за полмиллиона долларов. Из жизни скромного чиновника Махова», где Олег в красках описывает роскошную свадьбу Махова в арендованном по такому случаю замке на Лазурном берегу Франции больше двух(!) лет назад. В посте содержится множество фотографий, а также сканы бухгалтерских счетов о том торжестве. И если первые свидетельства еще можно откопать в соцсетях, то вторые, как говорится, на дороге точно не валяются.

Что, собственно, подтвердил сам Лурье, сказав, что документы ему «прислали». Подбросили то есть.

Уже в названии публикации «Свадьба за полмиллиона долларов. Из жизни скромного чиновника Махова» присутствуют минимум две существенные ошибки.

Во-первых, как сам же Лурье пишет дальше, «согласно официальной смете, праздник бракосочетания в замке на лазурном берегу Франции российскому чиновнику Константину Махову официально (только по смете) обошелся в 250 тысяч евро (221 тысяча евро, плюс часть в рублях и долларах США)».

Но 250 тыс. евро – это меньше не то что полумиллиона, но даже 300 тыс. долл. (по кросс-курсу последних дней – 295 тыс. долл.). Олег же и дальше в тексте многократно повторяет как заклинание, видимо, для закрепления впечатления, «полмиллиона, полмиллиона». И ведь закрепил, чертяга!

Во-вторых, у читателя тут же складывается впечатление, что «скромный» Махов служит в Росавиации и по сию пору, хотя, как опять же отмечает сам Лурье, «месяц назад, в июне 2017 года, чиновник написал заявление об уходе и был отправлен «по его просьбе» в отставку премьером Дмитрием Медведевым».

Объективности ради, следовало написать «бывшего чиновника Махова», но нет, тогда бы эффект читательского внимания был размыт. Пиар-технологии, чтоб их.

Тут Олег, и, возможно, кто-то из его внимательных поклонников/читателей, воскликнет: «Свадьба-то была не на прошлых выходных, а в июне 2015-го, когда Махов как раз служил на посту замглавы Росавиации! Мол, понабрал взяток/откатов и гульнул на широкую ногу, а Лурье его, что называется, поймал за руку».

Так-то оно так, но это при условии, что, как пишет Лурье, Махов «никогда в большом бизнесе замечен не была» (орфография оригинала – Н.К.). Однако это, к сожалению для Олега и его фанатов, снова не так.

Передо мной скан декларации Махова за 2006 махровый год, когда тот никаким чиновником Росавиации еще не был (при желании, скан можно найти в Сети):
«доход по основному месту работы» – 193 тысячи 42 рубля 92 копейки;
«доход от ценных бумаг и долей участия в коммерческих организациях» – 28 миллионов 45 тысяч 259 рублей 52 копейки;
«итого доход за отчетный период» – 28 миллионов 238 тысяч 302 рубля 44 копейки.

При среднегодовом курсе в 2006 году в 27,17 руб./долл. это 1,04 млн. долл.! Даже если Махов все последующие восемь с лишним лет хранил эти деньги в чемодане под кроватью, то в 2015 году он мог бы сыграть не одну, а целых три подобных свадьбы. И еще бы сдача на московские вечеринки осталась. Но Махов все последующие годы работал, не так ли, Олег, а потому его благосостояние наверняка еще чуток подросло.

Что же до празднества на Лазурном берегу, то я тоже не очень понимаю, к чему такие понты. У меня объяснение одно: седина – в бороду, бес – в ребро. Захотелось Махову поразить молоденькую невесту и не ударить в грязь лицом перед друзьями, вот он и шиканул. Ну а что, имеет право – деньги-то «официальные», чего стесняться.

Олег, скажи, если это не клевета на Махова, то что? Твои предположения сиречь догадки? Ну-ну.

Кстати, при уточнении местоположения старинного замка, Лурье и здесь начудил: роскошный замок, оказывается, расположен «на Лазурном берегу Франции между Каннами, Сан-Тропе и Монако». Но любой, кто хотя бы поверхностно знаком с географией Франции, не говоря уже о тех, кто бывал на Лазурке, тут же возразит – если встать лицом к морю, скажем, в Каннах, то Сан-Тропе окажется по правую руку, а Монако (после Ниццы) – по левую. А если попытаться представить, что замок действительно расположен в координатах Лурье, то мозг моментально закипит, поскольку представить такое невозможно.

Олег в тех краях наверняка бывал. Почему же такая нелепость? Торопился? Не перепроверил? Не обратил внимания на явную нестыковку в присланном «техзадании» (в последнее лично я не верю)?

Отдельного упоминания заслуживает уничижительная характеристика итогов работы Махова в Росавиации: «В рамках своих должностных обязанностей К. Махов отвечал за планирование государственных инвестиций в объекты гражданской авиации, организацию конкурсов, обеспечение функции госзаказчика, осуществление контроля за строительством, приемку объектов и их регистрацию. И, как назло, именно по этим направлениям в Росавиации сложилась критическая ситуация».

Олегу, очевидно, лучше знать, какими вопросами в Росавиации занимался Махов. Правда, «Коммерсантъ» почему-то был не в курсе «точных» знаний Олега: «В Росавиации господин Махов отвечал за аэродромный и финансово-экономический блок. Он также курировал работу по реконструкции и модернизации аэропортов».

Опять одно с другим не вяжется. Если продолжать доверять «Коммерсанту», то результаты работы Махова окажутся далеко не такими плачевными, как пишет Лурье. Махов работал нормально, даже хорошо: обеспечил модернизацию аэропортового хозяйства к саммиту АТЭС-2012 и Олимпиаде в Сочи, оперативно перестроил аэропорт в Симферополе, подготовил базу для успешного завершения переустройства аэропортового хозяйства к Чемпионату мира по футболу. А также поучаствовал в процессах приведения в порядок аэропортов в Екатеринбурге, Самаре, Перми, Нижнем Новгороде и может, где-то еще, не знаю.

Но главное (тут лично от меня) – это Шереметьево! Несколько дней назад я уже писал, что затрапезный аэропорт в Хельсинки не идет ни в какое сравнение с нашим блестящим «Шариком». Но это еще не все (тут уже от Общественного совета «Аэрофлота») – как известно, наш авиафлагман поставил перед собой цель получить не четыре звезды Skytrax, кои он имеет сегодня, а максимальные пять. Но для этого авиакомпания и аэропорт базирования «Шереметьево» должны представлять собой единый комплекс, как, например, в некоторых странах Ближнего Востока. И такая работа сейчас активно введется (о строительстве третьей ВПП «Шарика» в данном случае можно не говорить, об этом и так все знают).

Так что же получается, Олег, ситуация в аэропортовом хозяйстве страны не такая уж и «критическая»? Ну и зачем тогда наводить тень на плетень?

В общем, много чего есть сказать по посту Лурье, взять хотя бы прочие подробности финансовой жизни Махова, наброшенные «до кучи», например, о грязном белье в отношениях Махова и его бывшей супруги. Олегу ли не знать, что бывшие жены очень часто мстят не столько из-за потери денег, сколько из-за утраты социального статуса жены серьезного человека? Ты бы еще написал, что Махов нищим на паперти недодал. Впрочем, вижу, что материал и без того получается объемным.

В заключение надо бы поставить и ответить на закономерный вопрос Cui prodest (кому выгодно)? Поставить-то можно, да вот с ответом я теряюсь. Действительно, Махов, как выяснилось, весьма состоятельный человек, со стороны Росавиации претензий к его работе нет, да и свадьба была больше двух лет назад.

Единственным ответом на этот вопрос лично для меня может быть перспектива скорого назначения Махова на какую-нибудь государственную или коммерческую должность в крупной компании. Перспектива, которая кому-то очень сильно не нравится. Но поживем – увидим.

Непонятно только, причем тут мой товарищ Олег Лурье. Неужели его банально подставили, использовав в роли сливного бачка?

P.S. Новость последних часов. Сегодня в Росавиацию за комментарием о свадьбе Махова обратилась радиостанция «Говорит Москва», но предсказуемо была послана. Видимо, мощный радиостарик с украинской фамилией, что копейки мимо рта не пропустит, прочитал об этой истории на заборе. Или у тебя, Олег, в блоге и, естественно, совершенно случайно.

http://oleglurie-new.livejournal.com/325966.html

"Аэрофлот" и коллективный договор

Любая солидная компания в силу нормативных требований и устоявшихся бизнес-традиций придает огромное значение социально-трудовым отношениям со своими работниками. Вот почему заключение коллективных договоров, в которых закрепляются ключевые параметры социального партнерства, становится важной вехой в деятельности каждого предприятия, поскольку символизирует достижение согласия по таким принципиальным вопросам как форма и размеры оплаты труда, рабочее время, время отдыха или льготы и преимущества, более благоприятные по сравнению с установленными законодательно.

ОАО "Аэрофлот", руководство которого оказывает пример крайне эффективного управления госсобственностью, в последние годы становится образцом для подражания и в развитии корпоративной социальной ответственности, свидетельством чему - недавнее продление действия коллективного договора на 2015-2017 годы. По совокупному мнению профильных экспертов, в мире нет другой авиакомпании, чьи профсоюзы смогли бы договориться с работодателями о столь существенных преференциях и льготах для работников. Уточним: для всех работников, а не только для членов профессиональных организаций.

Интересный момент: в этом году стороной коллективных переговоров, представлявшей интересы трудового коллектива, выступила не первичная профсоюзная организация (ППО) авиаработников, как это было ранее, а единый представительный орган. Коллизия заключается в том, что согласно главе 6 Трудового кодекса РФ право предложить работодателю провести коллективные переговоры имеет только ППО, объединяющая более половины занятых на предприятии. Профсоюз авиаработников, с которым "Аэрофлот" в течение многих лет сначала заключал, а потом продлевал коллективный договор, за прошедшие с момента пролонгации действующего социального соглашения три года не смог "угнаться" за темпами роста численности сотрудников авиаперевозчика и "растерял" требуемые Трудовым кодексом 50% списочного состава.

В подобных случаях трудовой коллектив вправе создать единый представительный орган для ведения коллективных переговоров, что и было сделано на базе все того же профсоюза авиаработников на конференции, состоявшейся в сентябре этого года.

Казалось бы, факт примечательный, но отнюдь не выдающийся. Впрочем, есть ряд особенностей, заостряющих наше внимание. Во-первых, "злые языки" упорно нарекают профсоюз авиаработников "карманным", действующим в интересах работодателя. В вину ставится даже то, что в подготовке и проведении конференции принимал участие работодатель. Во-вторых, социальная активность в "Аэрофлоте" активно используется некоторыми "карликовыми" профсоюзными боссами в целях корпоративного шантажа, переходящего чуть ли не в вымогательство. В-третьих, не следует сбрасывать со счетов международную авиаконкуренцию, профсоюзная "карта" в которой играет далеко не последнюю роль.

С первой чертой все ясно - вряд ли "карманный" профсоюз смог бы договориться с работодателем о полном сохранении социальных льгот и гарантий, отраженных в продленном коллективном договоре. Обвинения в "карманности" выглядят еще более странными, учитывая, что ежемесячная заработная плата командира воздушного судна (до 500 тыс. руб.) выше по сравнению с российскими и иностранными конкурентами, расходы на обеспечение предусмотренных коллективным договором социальных гарантий составляют более 3 млрд руб. в год, а сама компания устойчиво входит в топ-10 наиболее привлекательных российских работодателей по опросу ВЦИОМ.

Второй штрих - алчность "на грани фола", стоящая за юридическими или информационными атаками на авиакомпанию с использованием, в том числе профсоюзного ресурса, неоднократно освещалась в СМИ. И пусть печальный финал подобных акций для стяжателей предсказуем, в социальном окружении авиаперевозчика нет-нет, да и находятся все новые "знатоки" лакун корпоративного законодательства, выдвигающие требования одно абсурднее другого - от высоты потолков в отелях, где отдыхают экипажи, до претензий к качеству штор в гостиничных номерах. Продление действия коллективного договора ставит крест напритязаниях любителей легкой наживы.

Наконец, обострение международной авиаконкуренции в наши дни проявляется в прежде неизвестном социально-трудовом качестве. Как известно, в апреле 2014 года Госдума приняла закон о временном снятии ограничений на вхождение иностранцев в состав экипажей самолетов российских авиакомпаний, и наши перевозчики получили возможность принимать на работу иностранных граждан. "Аэрофлот" стал первой российской авиакомпанией, где на постоянной основе начал работать пилот-иностранец. Всего же при правительственной квоте в 80 человек предприятие получило от иностранных командиров воздушных судов 821 резюме, причем, больше всего заявлений поступило из Чехии, Германии, Италии и Испании.

В настоящее время "Аэрофлот" готовится к подписанию контрактов с 26 пилотами (в основном, гражданами Германии), причем наши предложения о трудоустройстве не только соответствуют зарубежным стандартам, но зачастую превосходят их (в "Аэрофлоте" профессиональные требования для российских и иностранных пилотов идентичны). Вряд ли конкуренты будут рады привлечению высококвалифицированных иностранных специалистов, повышающих престиж, надежность и конкурентоспособность крупнейшей российской авиакомпании.

В нашем обществе все еще сильны марксистские стереотипы, согласно которым профсоюзное движение существует исключительно для борьбы за права угнетаемого пролетариата. Однако вряд ли членов тех же летных экипажей "Аэрофлота" можно причислить к "угнетаемым" и "эксплуатируемым". Они олицетворяют сегодняшний средний класс, сполна использующий собственные компетенции. Цель современных профсоюзных организаций - не защита от канувших в Лету "капиталистов", а нахождение и закрепление баланса между повышением качества труда работников и ростом корпоративной конкурентоспособности путем конструктивного диалога с работодателем.