Category: финансы

Здравствуйте!

Приветствуя вас, смею предположить, что мы с вами относимся к новому поколению граждан России, в крови которых гордость за великую историю, сила нашей веры, боль этих смутных времен.

В этом блоге вы сможете найти два направления моей деятельности:
Первое - научные исследования, создающие теоретическую базу для положительных изменений в экономике и социальной сфере.
Второе - экономическая публицистика, целью которой является простое и понятное объяснение своих взглядов на происходящее, предложение вариантов решения насущных социально-экономических проблем.

Считаю, что если есть что сказать, нужно говорить, а кто окажется прав - покажет "Время".

Collapse )

Не ищите черную кошку. Ее там нет.

«Ъ» проанализировал декларации премьера Михаила Мишустина. Чего-либо сверхъестественного я не ожидал: Мишустин – педант, учитывающий все нюансы своего положения. Так что открытость и прозрачность неудивительны.

Декларации Мишустина красивы. Вторыми по красоте декларациями являются ежегодные отчеты вашего покорного слуги, но я не госслужащий, тем более не премьер (бумаги составляю для получения вычетов), так что продолжим про Мишустина.

Список мест работы Мишустина невелик. Он один из учредителей НП «Международный компьютерный клуб», очень крутой компьютерной структуры 90-х, потом он в орбите налоговой службы, в те годы возглавляемой умнейшим, на мой взгляд, Борисом Федоровым, а после, вплоть до возвращения в ФНС – в федоровской же инвесткомпании «Объединенная финансовая группа» (UFG). Так что Мишустин вернулся на госслужбу состоятельным (и состоявшимся) человеком.

Бабосы Мишустина как на ладони. По служебной декларации за 2009 год его зарплата в UFG без бонусов, что всегда в разы больше оклада, составляла порядка 79 млн. рублей или $2,5 млн. теми деньгами. Собственно, Мишустин застал самый сладкий инвестиционный период в истории России – середину нулевых (в новейшей истории страны было всего два года, когда приток иностранных инвестиций превышал отток: это как раз 2006 и 2007 годы).

На эти деньги Мишустины и приобрели тот самый участок на Николиной горе, над которым сейчас пляшут горе-оппозиционеры. Что до квартиры на Трехгорном валу, то Мишустину (и не только ему) ее предоставили как топовому госслужащему.

Год назад я был в том доме. Скажу честно: если бы предложили приобрести там жилье в обмен на имеющееся, даже без доплаты, я бы отказался. Дом снаружи модный, но внутри уже старенький, к тому же спроектирован по-идиотски. Но это мое личное мнение.

С супругой Мишустина еще проще. В 2010 году после возвращения на госслужбу Мишустин в соответствии с законом передал ей в управление все имеющиеся у него замечу, легальные и задекларированные активы. Часть она продала, часть разместила в банках, так что почти весь ее миллиард рублей – результат дивидендов и процентов по депозитам от активов, ранее заработанных мужем. «Ъ» называет это «консервативным инвестированием», но я бы сказал так: стратегия «вложить и не париться».

А теперь послушайте старика. Мишустину нравится жить и нравится то, что он делает, я это чувствовал при неоднократных личных контактах. Ну и зачем усложнять себе жизнь ненужными хитростями и прочими «оптимизациями»? Мишустину хочется спать спокойно. Так что я ему по-хорошему завидую. Во всем, кроме премьерства.

Фонд в помощь!

Только вчера писал о двух новых русских миллиардерах, за $5 млрд продавших свою «швейцарскую» компанию американскому инвестфонду. Радостно за ребят и грустно за страну, от которой умные айтишники бегут как черт от ладана. Что до моего «совета» по институциональному оформлению бизнеса через иностранные юрисдикции, то это был горький стеб, потому что ну сколько ж можно? Вчера приятели в спортзале даже попеняли мне за такую «оппортунистическую» позицию.

Но не все так плохо. Одним из первых шагов по исправлению плачевного положения с соблюдением в России прав интеллектуальной собственности стало создание в конце декабря некоммерческого Фонда общественных интересов Яндекса, компании, также нахлебавшейся от желающих поживиться на прибыльном активе (а главное, на мозгах его работников). Фонд будет участвовать в согласовании сделок по консолидации 10% и более голосующих или экономических акций, передачи существенной интеллектуальной собственности, изменений в защите больших данных, партнерств компании с иностранными правительствами.

Фонд – негосударственная (квазигосударственная) структура, он специально учрежден для мониторинга соблюдения баланса интересов между государством, акционерами, пользователями, инвесторами, сотрудниками при обсуждении чувствительных для общества вопросов. А также для учета изменений в регуляторной среде и даже для инициирования этих изменений. В исключительных случаях, когда Совет директоров намеренно не выполняет решения Фонда или принимает решения, способные повлиять на национальную безопасность, Фонд имеет право временно заменить руководителя российского Яндекса.

Предполагается, что Фонд сможет защитить компанию от отчуждения российских активов и значимых сервисов, передачи интеллектуальной собственности, персональных данных, от новых проявлений старого доброго рейдерства, отягощенного неформальным участием бюрократии. Как пишут, сохранятся конкуренция между экосистемами крупнейших российских IT-компаний и доступ к международным рынкам капитала.

Оптимально ли для государства такое «защитное» решение? Скорее всего, нет. Но что-то же нужно предпринимать. Это только в либеральных сказках вечером засыпаешь в одной стране, а утром просыпаешься в другой. Отталкивайтесь от того, что есть, а не от того, как должно быть. Иначе всю жизнь так и прождете наступления светлого завтра.

Не в дугу, ребята

Познавательный материалец о советской ценовой лихорадке 1968-1969 годов. С цифрами, фамилиями, регионами. Читается с интересом, хоть и слегка по диагонали.

Картину испортил последний абзац: «Однако за прошедшие с тех пор годы многое забылось. И новые «государевы прибыльщики» даже не подозревают, к каким последствиям может привести ползучее повышение цен». Неправильно поддуваете, господа.

Во-первых, тогда было директивное ценообразование, сейчас рыночное, хоть и под госконтролем. Так что «ползучего» повышения цен, навеянного хрущевским перекосом в сторону всевозможного общепита, тем более, заводского сегодня быть не может. Питание на многих предприятиях нынче бесплатное (льготное) для работников.

Во-вторых, в те годы назначить крайнего, скорее всего, фронтовика было трудновато. Это сейчас соловьевы за неделю слепят из Христа Иуду, а тогда нужно было линчевать, на секундочку, победителя фашизма.

В-третьих, до спасительного дождя нефтедолларов, начавшегося в 1973-м, в 1969 году оставалось целых четыре года, а сейчас даже без гибели иранского генерала казна ломится от нефтяных сверхдоходов (и вскоре будет ломиться еще больше). Так что и кредит можно выделить, и через квазигосударственную торговлю ценовой накал сбить.

В-четвертых, и в главных. На каком оборудовании тогда работали заводы? Либо не трофейном, либо на дореволюционном, либо на том немногом, что обновили после войны. А сейчас? Около 75% обрабатывающих мощностей введены после 2000 года, в том числе, 100% мощностей в сфере аппаратуры для телевидения и связи; 97% в деревообработке; 95% в пищевых, текстильных, швейных производствах; 84% в производстве резиновых и пластмассовых изделий; 72% в автопроме. По итогам 2018 г. средний возраст машин и оборудования обрабатывающей промышленности составлял чуть более 12 лет. Условия другие, зарплаты, производительность, наконец. Да и потребительский выбор огромен.

Так что не в дугу, ребята.
https://www.kommersant.ru/doc/3875994

Простите нас, граждане банкиры!

Есть, как говорится, и хорошие новости. Моя благоверная регулярно переводит своей маман (теще, то есть) энные суммы в национальной валюте РФ. Ну там, на покушать, приодеться, коммуналку или билет в столицу нашей Родины. Не сказать, что для меня это напряжно (комиссия Сбера – 1% от суммы), но как-то неприятно, что ли.

И тут 16 декабря президент подписывает поправки в закон «О банках и банковской деятельности», отменяющий комиссии за межрегиональные переводы внутри одного банка (банковский роуминг). Известие хорошее, если бы не одно «но»: закон вступит в силу через 180 дней (через полгода). Я бы его прям с 1 января запустил.

Мы все, безусловно, крайне переживаем за нашего главного эджайла, как он там будет без наших копеек, точнее, рублей. Но что-то подсказывает, что несмотря на то, что ему будет сверхтяжело, он справится. Потому как из Питера, а значит, человек сильный.

Потому что, между нами говоря, существующий порядок, мягко скажем, не комильфо, когда при переводе денег между счетами физлиц в обособленных подразделениях банка, да еще при современной компьютеризации, автоматизации и искусственном интеллекте, люди продолжают платить немалые комиссии. По сути, ни за что.

Филиалы и внутренние структурные подразделения банка являются его составной частью, следовательно, переводы между счетами, открытыми в различных его территориальных подразделениях, являются в полном смысле обычными внутренними переводами. Или как пишут в пояснительной записке, «при внутрибанковском переводе банк не создает добавленной стоимости по сравнению с переводами внутри одной территориальной зоны». А заодно дискриминирует по региональному признаку.

Впрочем, насчет добавленной стоимости банкиры стопудово не согласятся. «Как же так, – скажут они. – А компьютерщики, системные администраторы, инкассаторы, банкоматообслуживатели и прочие незаменимые люди? Они что, даром свой хлеб едят?» Конечно, не даром, дорогие вы наши. Но если мы живем в едином пространстве под названием «Россия», оно должно быть связано не только телеграфом, энергосетями или железными дорогами, но и общей банковской инфраструктурой. На то оно и государство, чтоб эту связь обеспечивать. Как бы вам ни было больно и обидно.

Мавр-то сделал свое дело, а другие?

Сегодня открылся XI инвестиционный форум ВТБ-Капитал «Россия зовет!» РБК к этому событию завесил большой текст о первоочередных мерах по обеспечению экономического роста (главная – создание специальной подкомиссии).

Днем участие в форуме примет президент, влиянию Путина на экономику, собственно, и посвящен этот пост. Но прежде пару слов о Комиссии (подкомиссии).

Эффект от ее работы будет равным предыдущим усилиям – близким к нулю. Сегодня заставить граждан работать интенсивнее невозможно потому, что все коврижки, и прямые, и перераспределительные (через бюджет), достанутся не человеку, стране или государству, а хозяину, олигарху, главврачу или директору. На кой ляд повышать производительность? Чтобы собственник или начальник обновили яхту, приобрели Майбах, подкупили голды с брюликами супруге или любовнице?

Так вот о Путине. Социально-экономической стабильностью последних лет мы обязаны только ему, правительство тут абсолютно ни при чем. Благодаря Путину до половины бюджета формируют всего-навсего 45 крупнейших компаний, как государственных, так и частных. Половину! А вторую – оставшиеся 5,5 млн юрлиц. То есть бюджет будет наполнен при любой погоде и то, что 5,5 млн субъектов экономики не развиваются как хотелось бы – полностью вина правительства.

Половина бюджета – хорошо это или плохо в сравнении, например, с Западом? Для западных стран, где также существуют крупнейшие налогоплательщики – это мечта. Что до Востока, то, скажем, в Южной Корее 70% экономики и, соответственно, бюджетных поступлений, контролируют всего 30 (тридцать) семей-чеболей.

Сегодня ТАСС пишет, что генсек ОПЕК Баркиндо заявил о ведущей роли Путина в налаживании конструктивного сотрудничества между ОПЕК и не входящими в картель государствами. «Я должен признать абсолютную фундаментальную роль президента Российской Федерации, его превосходительства Владимира Путина, который был ведущим сторонником этого начинания». Кто бы сомневался.

Путин в который раз сделал свое дело, выполнил свои прямые обязанности, создав все предпосылки для пополнения доходной части бюджета. И не только России, но и Азербайджана или Казахстана (СНГ). Теперь хорошо бы правительству подумать, почему 5,5 млн предпринимателей не могут нормально работать.

Все бы были такие!

Вы наверняка заметили мое неровное дыхание к ФНС. Дело не в том, что я имею какие-то коврижки от налоговиков, упаси Боже, а в том, что ФНС – едва ли не лучшая в современной России цифровизированная Служба. Больше скажу: после интеграции баз ФНС и ЗАГСов у налоговиков будет практически вся информация о положении в стране. Куда круче, чем у Росстата или у ЦБ. Если б еще Росреестр с ГИБДД соединить – то вообще была бы сказка.

О том, как работает ФНС с бизнесом, я знаю получше многих, поскольку сам ИПшник. Личное общение с налоговой сведено до минимума, все автоматизировано, даже жалобы подаются и рассматриваются в электронном формате. Так что нет ничего удивительного в том, что количество выездных налоговых проверок в первом полугодии 2019 года снизилось на 35,1%, до 4,9 тыс.; количество жалоб на результаты выездных проверок уменьшилось еще больше – на 47,3%, до 1,6 тыс.; число судебных споров ФНС с бизнесом сократилось на 19,9%, до 4,6 тыс.

В заключение выскажу крамольную мысль. Именно ФНС, а не Минфину правительство обязано взрывным ростом доходов бюджета в последние годы, притом, что экономика росла «околоноля». Больше того, если бы Минфин спроецировал рост доходов бюджета от повышения эффективности налоговых органов, то никакого роста НДС до 20% не потребовалось. Впрочем, НДС, вероятно, повысили не из-за недостатка денег в казне, а чтоб потрафить экспортерам, возмещающим из бюджета триллионы. Вы, конечно, знаете, кого я имею ввиду, но речь в данном посте не о них.

ТЦ-Барометр

На днях умные парни из Cushman & Wakefield выяснили, что по итогам первого полугодия Россия заняла первое место в Европе по объемам строительства торговых центров. За шесть месяцев введено в эксплуатацию на 13% больше торговых площадей, чем за тот же период 2018-го (в Европе минус 18%). Более половины новых ТэЦэ приходится на столицу.

В 2019-2020 годах, как считают в Cushman & Wakefield, темпы ввода торговых площадей в России останутся на прежнем уровне. При этом, центр торгового строительства сместится из Москвы в регионы: в Екатеринбург, Пермь, Грозный, Киров.

Какие мысли приходят после обработки этой информации?

1. Экономика, в первую очередь, торговля потихонечку оживает. Это несомненно. Другой вопрос, какими будут арендные ставки во вновь вводимых ТэЦэ. Если хозяев жаба будет душить, как сейчас, то площади снова будут свободными.

2. В силу ориентации ТэЦэ на конечных потребителей пророчу, что в продовольственном сегменте открывающихся ТэЦэ будет много фермерских точек. Для нас это дополнительный комфорт, для тружеников села – снижение затрат в сравнении с обычными магазинчиками, например, на первых этажах жилых домов.

2. В европейском лидерстве России по количеству построенных ТэЦэ немалая заслуга ФНС и ЦБ. Именно они, а также иностранные правоохранители, создали братве, поддоставшей своими общаками, невыносимые условия бытия. Банки накрываются, МФО изничтожаются, левые переводы за границу скукоживаются, куда бедным бандосам пристроить нажитое непосильным трудом? Правильно, в недвижку. Пусть вкладываются и конкурируют друг с другом за арендаторов. Тем более, что дни «дробильщиков» (подкожных коммерсантов на ЕНВД, берущих помещения в аренду по символическим ценам и потом пересдающих квадраты по рыночным расценкам) сочтены.

Короче, как ни крути, а хорошая новость. Для начала ждем снижения арендных ставок и роста заполняемости, а потом и расширения ассортимента. Главное, чтоб производители не наглели. Впрочем, скудость денег в наших карманах быстро приведет их в чувство.

Грант на Вашингтонский консенсус

Вот уже третий год кряду, осенью, мне чертовски хочется получить президентский грант. На книгу, программу, учебные материалы, да мало ли на что – экономическая наука многогранна. Осенью – потому что в эти дни Фонд президентских грантов выбирает топ-100 лучших проектов, получивших финансирование в 2017-м и реализованных в 2018 году. Выбор непростой – по семь проектов на место по критериям качества реализации, достижения социальных результатов и информационной открытости.

Почему третий год? Потому что Фонд начал работать как раз три года назад, в 2017-м. В этом году победителями первого этапа конкурса стали более 1,6 тысячи НКО (самый большой грант в 66 млн рублей получил фестиваль детского творчества «Добрая волна»). По итогам второго этапа гранты получат 2 128 НКО на общую сумму 4,35 млрд рублей.

Такой вот у нас «кровавый режым»: он, оказывается, не только лютует, но и миллиарды на поддержку социальных проектов выделяет. И ладно бы на распил, на мотики там или на пытки альтернативных секси, но ведь на «социалку», да еще под пристальными контролем АП и других «заинтересованных» структур в погонах и без.

Про свои хотелки я сказал для красного словца. Я ведь не НКО, а ИП, да и учебник, будь он профинансирован грантом, реализовываться и применяться в учебном процессе будет плохо. Во-первых, преподы всегда «рекомендуют» покупать либо свои книжки, либо «труды» по списку ректората. А во-вторых, я ведь не в тренде – не считаю возможным наставлять студиозов, как им обустраивать Россию по лекалам Вашингтонского консенсуса: приватизация, либерализация, глобализация и вот это вот все.

Ну ничего, придет и наше время.

Цифровая (не)договороспособность

Новость о приостановке ICO Telegram и временный запрет на продажу криптовалюты Gram – в топе у наших медиа.

Коротко суть. Комиссия сочла размещение токенов Telegram незарегистрированным. По мнению SEC, телеге нужно было оформить продажу криптовалюты как сделку с ценными бумагами (???). Поскольку этого не сделано, власти США увидели нарушение Закона о ценных бумагах (1933): «Наши экстренные меры направлены на то, чтобы помешать Telegram наводнить рынок США цифровыми токенами, проданными, ПО НАШЕМУ МНЕНИЮ, незаконно».

Блюстители законности из SEC напомнили, что Дуров обещался вернуть инвесторам деньги, если Gram не запустится до 31 октября 2019 года (Telegram собрал уже $1,7 млрд), но обедню испортил некий анонимный инвестор, заявивший, что Telegram может поучаствовать в размещении токенов не только на американском рынке. То есть хрен его поймаешь.

К запретам прибегают абсолютно все государства, и Россия, и США. Но в случае с «цифрой» такой поворот глуп (биткоины, эфиры и прочие криптовалюты за океаном не видны, наверно). Проще сразу запретить весь интернет, чтоб не мучиться.

Американцы смешные, конечно. Или, в духе товарища Трампа, договориться хотят?