Category: финансы

Здравствуйте!

Приветствуя вас, смею предположить, что мы с вами относимся к новому поколению граждан России, в крови которых гордость за великую историю, сила нашей веры, боль этих смутных времен.

В этом блоге вы сможете найти два направления моей деятельности:
Первое - научные исследования, создающие теоретическую базу для положительных изменений в экономике и социальной сфере.
Второе - экономическая публицистика, целью которой является простое и понятное объяснение своих взглядов на происходящее, предложение вариантов решения насущных социально-экономических проблем.

Считаю, что если есть что сказать, нужно говорить, а кто окажется прав - покажет "Время".

Мои статьиCollapse )

Грант на Вашингтонский консенсус

Вот уже третий год кряду, осенью, мне чертовски хочется получить президентский грант. На книгу, программу, учебные материалы, да мало ли на что – экономическая наука многогранна. Осенью – потому что в эти дни Фонд президентских грантов выбирает топ-100 лучших проектов, получивших финансирование в 2017-м и реализованных в 2018 году. Выбор непростой – по семь проектов на место по критериям качества реализации, достижения социальных результатов и информационной открытости.

Почему третий год? Потому что Фонд начал работать как раз три года назад, в 2017-м. В этом году победителями первого этапа конкурса стали более 1,6 тысячи НКО (самый большой грант в 66 млн рублей получил фестиваль детского творчества «Добрая волна»). По итогам второго этапа гранты получат 2 128 НКО на общую сумму 4,35 млрд рублей.

Такой вот у нас «кровавый режым»: он, оказывается, не только лютует, но и миллиарды на поддержку социальных проектов выделяет. И ладно бы на распил, на мотики там или на пытки альтернативных секси, но ведь на «социалку», да еще под пристальными контролем АП и других «заинтересованных» структур в погонах и без.

Про свои хотелки я сказал для красного словца. Я ведь не НКО, а ИП, да и учебник, будь он профинансирован грантом, реализовываться и применяться в учебном процессе будет плохо. Во-первых, преподы всегда «рекомендуют» покупать либо свои книжки, либо «труды» по списку ректората. А во-вторых, я ведь не в тренде – не считаю возможным наставлять студиозов, как им обустраивать Россию по лекалам Вашингтонского консенсуса: приватизация, либерализация, глобализация и вот это вот все.

Ну ничего, придет и наше время.

Цифровая (не)договороспособность

Новость о приостановке ICO Telegram и временный запрет на продажу криптовалюты Gram – в топе у наших медиа.

Коротко суть. Комиссия сочла размещение токенов Telegram незарегистрированным. По мнению SEC, телеге нужно было оформить продажу криптовалюты как сделку с ценными бумагами (???). Поскольку этого не сделано, власти США увидели нарушение Закона о ценных бумагах (1933): «Наши экстренные меры направлены на то, чтобы помешать Telegram наводнить рынок США цифровыми токенами, проданными, ПО НАШЕМУ МНЕНИЮ, незаконно».

Блюстители законности из SEC напомнили, что Дуров обещался вернуть инвесторам деньги, если Gram не запустится до 31 октября 2019 года (Telegram собрал уже $1,7 млрд), но обедню испортил некий анонимный инвестор, заявивший, что Telegram может поучаствовать в размещении токенов не только на американском рынке. То есть хрен его поймаешь.

К запретам прибегают абсолютно все государства, и Россия, и США. Но в случае с «цифрой» такой поворот глуп (биткоины, эфиры и прочие криптовалюты за океаном не видны, наверно). Проще сразу запретить весь интернет, чтоб не мучиться.

Американцы смешные, конечно. Или, в духе товарища Трампа, договориться хотят?

Форточка возможностей

Сбер многогранен. Мне, как не клиенту Сбера, легко об этом. Я не переживаю ни за утечки персональных данных то ли 200, то ли 5 тысяч, то ли 60 млн. клиентов. Меня не волнует «банковский роуминг», когда комиссия за перевод в один и тот же Сбер, но в разных городах, составляет 1,5%. Наконец, мне абсолютно фиолетовы потуги сберовского начальства стать законодателями мод в «цифре». Со всеми ее блокчейнами и прочими эджайлами.

«Цифра» – это круто, но я же никого не учу разбираться в премудростях системы социального обеспечения, например. Сбер – это прежде всего банк, а потом уже все остальное.

Хотя нет. Нормы корпоративной социальной ответственности никто не отменял, хоть и соблюдать их, как говорится, личное дело каждого. Сбер их соблюдает: он стал одним из драйверов конкурса «Лидеры России», а Герман Греф вместе с банковской экосистемой ведет трек «Финансы и технологии», о котором я давеча писал. За первую неделю получено свыше 15 тыс. заявок от потенциальных кандидатов.

Special для тех, кто задумается об участии (заявки принимаются до 27 октября).

1. Вся подробная информация есть на сайте «Лидеров» (ссылка в конце поста).

2. Участвовать могут конкурсанты без ограничения гражданства в возрасте до 55 лет, владеющие русским языком на достаточном для выполнения тестов уровне и имеющие опыт руководства не менее 5 лет. Для участников младше 35 лет достаточно иметь два года опыта работы на руководящей должности.

3. Среди «пряников» – обучение по программе развития цифровых навыков Корпоративного университета Сбербанка и Imperial College London (ICL) с бонусом в виде доступа к прочим учебным программам и корпоративной библиотеке, общение с людьми, определяющими техническую и финансовую политику страны, трудоустройство как в Сбере, так и в других ведущих компаниях (список на сайте).

Дерзайте, камрады, пользуйтесь форточкой возможностей. Вдруг вам повезет.

https://лидерыроссии.рф

И Жнец, и на Дуде игрец

Быстро все-таки дудит время. На новости, что власть озаботилась развитием менеджмента в социальной сфере, вспомнилось, что один из моих аспирантов когда-то защищался по тематике социального инвестирования. Вроде бы, лет 10 назад, году так в 2009-м, а оказалось – в 2005-м. Тогда Диссовет, похоже, так и не понял, о каком инвестировании шла речь: то ли о вложениях в непроизводственную сферу (на людях зарабатываете, шельмецы?), то ли о деньгах в корпоративную социальную ответственность (а что это такое?), то ли о благотворительности (но причем тут инвестиции?).

С точки зрения российской экономической теории социалка как была темным лесом, так им и осталась. Взять тех же управленцев: у нас медицинские центры, больницы, поликлиники возглавляют врачи, школы и вузы – учителя и преподаватели, а, к примеру, центры занятости или соцзащиту – бывшие, простите, аграрии и комсомольские работники. И нигде специалистов-управленцев в сфере социальной работы не готовят. Считается, что менеджер – на все руки мастер, ему по фигу чем руководить, хоть регионом, хоть богадельней.

Хорошо, что АНО «Россия – страна возможностей» разглядела эту, на самом деле, колоссальную проблему. Компетенции-то различаются и часто кардинально. Конечно, если воплотить в жизнь идефикс Гуриева и Ко (она есть в книге Гуриева, рекламированной Дудем, про мифы в экономике) о том, что вуз или научная лаборатория должны иметь коммерческую основу, то все ладится, но жизнь-то устроена по-другому. Как обойтись без особых знаний, навыков, требований, специфики?

С этого года, подавая заявку на участие в конкурсе «Лидеры России», соискатель может представить ее и как универсальный управленец, так и выбрать и один из профессиональных треков. Сейчас их три: здравоохранение; наука и образование; а также стык технологии и финансов, управление в этой области.

Дальше должен выступить Минобр и сказать, что с нового учебного года в таких-то и таких вузах начнется подготовка аналогичных специалистов. А пока, мол, напишем учебно-методические материалы, подберем кадры, определимся с востребованностью. Но, сдается, готовить таких спецов (если воплотить сон в реальность) будет опять только Вышка. Она у нас и жнец, и на дуде игрец.

Дай нам волю...

Несколько месяцев назад знакомый был в Нидерландах. Говорит, даже в Амстердаме продавцы не понимали, зачем он подносит к терминалу оплаты свой телефон (у него бесконтактная система Apple Pay), а в «провинции», случалось, вовсе отказались брать платеж по карте. Я не придумываю, если захочет – обозначится и подтвердит.

Это я к тому, что не удивлен, что по прогнозу The Boston Consulting Group (BCG) Россия до 2028 года будет локомотивом восточноевропейского рынка карточных платежей. В 2010–2018 годах объем платежей в России рос в среднем на 22,1%, в 2019–2028 годах рост сократится до 11,8%, однако и после этого Россия будет опережать другие страны.

BCG не избежал легких соплей умиления: управляющий директор BCG Макс Хаузер поведал, что в 2010–2018 годах в России наблюдался «феноменальный» рост безналичных карточных транзакций – почти в 30 раз. «По этому показателю Россия обогнала все страны Европы, в том числе лидеров, которые за тот же период показали двух- и трехкратный рост». Мол, «русское чудо» и все такое. Впрочем, причины «чуда» понятны.

1. Пресловутый эффект низкой базы: 10 лет назад распространение банковских карт среди населения было незначительным, а торговые и сервисные точки крайне неохотно принимали карты к оплате.

2. Сохранность средств на картах ввиду слабых технологий безопасности также вызывала вопросы. Значительная часть работников, имевших т.н. «зарплатные» дебетовые карты, получив на них деньги, тут же уходила в кэш и дальше тратила исключительно нал.

3. За истекшие десятилетие за ум серьезно взялись братья-банкиры. Сегодня это не только беспроцентные кредиты по картам, скидочные программы или бесплатное использование, скажем, бизнес-залов в аэропортах, но и привычный многим кэшбэк (который в последнее время стал менее привлекательным, но дело сделано – народ на карты подсадили).

4. Россия нынче крупнейший в Европе рынок по объему операций с использованием цифровых кошельков и защищенных токенизированных транзакций (когда номер карты не хранится ни на мобильном устройстве, ни на серверах производителя смартфонов, ни у торгового предприятия, а переводы с карты на карту производятся с использованием токена — комбинации цифр, привязанной к платежному сервису) вследствие оглушительных инвестиций в «цифру». Не государственных, заметьте, а частных.

5. Русские не в пример острее умом иностранцев, и дай нам волю – мы и не такие рекорды поставим. Особенность русского характера, прекрасно нам известная, но каждый раз выступающая откровением для иностранцев.

И смех, и грех

Вашего профессора иногда спрашивают (впрочем, крайне редко) от чего он не идет в чиновники. Мол, польза для общества и все такое. Объясню на конкретном примере.

Сегодня президент поручил правительству в срок до 15 декабря подготовить поправки в законодательство по снижению до 2% годовых ставок ипотеки для молодых семей Дальнего Востока. «Обеспечить внесение изменений в законодательство РФ, предусматривающих субсидирование процентной ставки до уровня двух процентов годовых по ипотечным жилищным кредитам (займам) на цели приобретения молодыми семьями в период до 1 января 2025 года на первичном рынке жилья на территориях субъектов РФ, входящих в состав Дальневосточного федерального округа».

Все понятно, на Восточном экономическом форуме Путин уже публично высказался на эту тему, чем сорвал аплодисменты, но почему для реализации указания нужно выпускать отдельное поручение, пусть в череде прочих? Разве правительство не в состоянии инициативно разработать поправки и внести их в парламент по установленной процедуре?

Кстати говоря, соответствующие ведомства могли бы предвидеть, что в поручении речь пойдет и о программе «Дальневосточный гектар». Процедура его получения вроде бы отлажена, но на фиг этот гектар нужен, если строить на нем жилье придется по рыночным ставкам? Ну и само собой, можно было найти источники финансирования – средства госпрограммы «Социально-экономическое развитие Дальневосточного федерального округа» и Фонда развития Дальнего Востока и Байкальского региона. По крайней мере, предложить их.

Если уж и говорить о президентских инициативах в полном смысле слова, то это поручение создать на Дальнем Востоке венчурный фонд для поддержки развития местных высокотехнологичных проектов с учетом деятельности функционирующих институтов развития и финансовых организаций. Хотя подача также могла случиться со стороны правительства.

Теперь вы понимаете, почему я не пойду в бюрократы? Потому что тормоз во власти снимается исключительно ручным способом.

Блаженный хайп

С утра тележенька полнится слухами о грядущем слиянии Минпромторга и Минэкономразвития. Называют даже фамилию главы нового ведомства, и это не Орешкин. Пока Максим Станиславович пишет новые страницы экономической истории России, еще раз вспомним инициированную им дискуссию о пузыре потребкредитования, что неминуемо прорвется в 2021 году и обольет финансовыми фекалиями всех нас.

Раз сам министр пророчит нам такое невеселое будущее, определенные признаки потребительского перитонита должны проявляться уже сейчас. Но гляньте на изменение доли просроченных потребкредитов во II квартале этого года – она не выросла, а снизилась с 18,7 до 13%. Во II квартале просроченные займы составили целых 532,5 млрд. рублей, чуть более половины прибыли банковского сектора за I полугодие. Другими словами, если вся, абсолютно вся до копеечки, просроченная задолженность (свыше 90 дней) в портфеле банков по потребительским кредитам станет невозвратной, банки этого не то, чтобы, не заметят, заметят, конечно, но на их финансовой устойчивости это не скажется от слова «совсем».

Добавим, что во II квартале «социально ответственные» банкиры, по крайней мере, к этому призывал их Орешкин (этот перл ему будут вспоминать еще долго) в преддверии ужесточения требований ЦБ к необеспеченному кредитованию, выдали потребкредитов на 21,2% больше, чем годом ранее. И все равно просрочка снизилась. Более быстрыми темпами, чем выдача потребкредитов, росли только кредитные карты и займы МФО, но и они в III квартале сдуваются.

Кредитный армагеддон отменяется

Я, собственно, к чему. Мне представляется, что проблема кредитной кабалы россиян (как бы выразиться помягше) слегка раздута. Что, ессно, не означает, будто заморочки этой нет вовсе, а профессор витает в каких-то упоротых облаках.

В четверг ВЦИОМ опубликовал данные опроса, какой процент семейного бюджета наших сограждан уходит на погашение кредитов, а также об оценках собственных возможностей погашения имеющегося займа. Результаты получились явно не в пользу министра Орешкина, все последние месяцы предсказывающего неминуемый кредитно-дефолтный апокалипсис. Впрочем, его логика читаема: если б не будущее кредитное цунами, у нас все получилось, а так – извините.

Короче, россияне, имеющие непогашенные кредиты, чаще всего тратят на ежемесячную выплату от 10 до 20% семейного дохода. Таковых 31% от прошенных. Причем, наибольшая доля доходов на погашение займов съедается, в основном, у молодежи, что объяснимо: в юности хочется много и сразу, невзирая на возможности. У 18-24-летних и у тех, кому 35-44 года, долговые обязательства съедают не средние 31%, а 36% наживаемых (белых) бабосов. Они же, к слову, чаще других вылетают на просрочку.

Настоящая беда лишь у 13% заемщиков: у них выплаты составляют от 41% до половины дохода семьи. Большинство же имеющих кредитный заем – а именно, две трети – заявили, что в последний год не испытывали трудностей с обслуживанием кредитов.

В целом 60% заемщиков уверены, что смогут погасить задолженность без особых затруднений (63% среди 35–44-летних и 65% среди 45–59-летних, а также по 68% среди жителей городов от 500 до 950 тыс. и менее 100 тыс. жителей). И пусть 38% респондентов считают, что погашение кредита вызовет существенные трудности, кидать банкиров и, что главное, ждать помощи от государства никто не собирается.

Хотя кто ж от помощи откажется.

Пирожок ни с чем

На прошлой неделе столыпинские «гуру» бизнес-омбудсмена Бориса Титова уже в самое ближайшее время пророчили экономике страны рецессию. Правда, эти гаврики вряд ли смогли бы объяснить, чем отличается техническая рецессия от обычной (квартал к кварталу в текущем году или в сравнении с аналогичными кварталами прошлого года), но факт есть факт – лопухнулись. Об этом, в частности, свидетельствовал вышедший в те же дни индекс PMI, отражающий настроения бизнеса: по промышленности (менее 30% экономики) там небольшой минус, зато по услугам (порядка 70% ВВП) – огроменный плюс.

И дело даже не в снижении числа малых предприятий (на самом деле, они дробятся на микроуровень с переходом на льготные форматы налогообложения) и даже не в инфляции, что, по мнению титовских эскулапов, сожрет прибавку ВВП. Государеву человеку Титову как мужику следовало бы постучаться к президенту и положить на стол заявление об отставке. В связи с несогласием с проводимой экономической политикой.

Собственно, к чему это. Сегодня вышли данные, что ВВП страны по предварительной оценке вырос на 0,9%. По оконцовке незначительные колебания могут быть в обе стороны, но уже сейчас очевидно, что никаким экономическим спадом в России и не пахнет. И пусть обрабатывающие отрасли, а также добыча углеводородов могут показать в среднем меньшие значения роста, зато сервисный сектор, не говоря уже о сельском хозяйстве, гарантирует, что положительные темпы ВВП сохранятся и в третьем квартале.

Уйдет ли Титов в отставку после свежей информации Росстата? Или вновь, как обычно?